Осознанное умирание

Феномен Lucid Dreaming – или «осознанные сновидения» – психологи и медики изучают уже около полувека. Родственный же феномен Lucid Dying – или «осознанное умирание» – становится предметом исследований науки только сейчас.

В первых числах ноября отель Hyatt Regency в городе Чикаго, США, принимал у себя международный научно-медицинский симпозиум реаниматологов ReSS 2022 (Resuscitation Science Symposium). Наиболее же примечательным не только для специалистов, но и для широкой публики выступлением на этой конференции стал доклад [1,2], который его авторы озаглавили AWARE-II. Что можно перевести как «Осознанно, часть II».

Если совсем вкратце, то в докладе этом представлен отчёт об ощущениях и мыслях множества людей в такой критический период, когда ничего чувствовать или мыслить они вроде как были не должны. Потому что по всем медицинским признакам они находились без сознания и при смерти из-за остановки работы сердца.

Если же рассказывать поподробнее, то в полном виде данный доклад носит название «AWAreness during REsuscitation (AWARE) – II: a Multicenter Study of Consciousness and Awareness in Cardiac Arrest». Что можно перевести примерно так: “Осознанность во время реанимации – II: мультибольничное исследование сознания и осознанности при остановке сердца”.

Цифра II в названии означает, что первое исследование этой проблемы примерно под тем же названием уже медиками проводилось – около десяти лет тому назад [3]. Слово «мультибольничное» означает, что над нынешним большим и многолетним исследованием совместно работали врачи из примерно 25 медицинских центров США и Великобритании.

Что же касается всех прочих слов в названии отчёта, то суть их сводится к следующему. Около 20%, то есть каждый пятый из тех людей, кого оживила сердечно-лёгочная реанимация (СЛР) после остановки сердца, могут затем описать свои осознанные переживания, происходившие в то время, когда они, по всем внешним признакам, были без сознания и на грани смерти.

В материалы исследования включены свидетельства 567 мужчин и женщин, сердца которых перестали биться в то время, когда они находились на лечении в больницах – в период с мая 2017 по март 2020 года. Ради научной строгости в данный отчёт были включены свидетельства только от тех уже госпитализированных пациентов, которых оживляли стандартными методами искусственного дыхания и реанимации, применяемыми после остановки сердца.

В качестве дополнения к исследованию – дабы обеспечить более глубокое понимание тем, связанных с воспоминаниями людей о собственной смерти – были также изучены свидетельства ещё 126 пациентов, переживших остановку сердца и реанимацию за пределами больницы.

Пациенты, выжившие в этой ситуации с сохранением воспоминаний, в отчётливом согласии друг с другом сообщают об уникальных осознанных переживаниях. Где одними из самых сильных являются опыт отделения сознания от собственного тела и наблюдение за происходящим со стороны – без всякой боли или страданий.

Читать далее

От Ферми до Альвена и Зельдовича, или Анатомия научного обмана

Сегодня вряд ли кого удивляет бесстыжее враньё политиков. Но вот когда в такой же манере правдой о делах в науке физике манипулируют серьёзные учёные, это настораживает. И порождает естественное желание разобраться с подоплёкой…

В хорошо информированном научно-популярном издании Quanta Magazine одна из сравнительно недавних статей [1], посвящённых неразгаданным и поныне тайнам космоса, начиналась такими словами:

Всякий раз, когда астрономы изобретают новый способ для поиска магнитных полей во всё более отдалённых регионах космоса, то по необъяснимым причинам они непременно их находят.

Эти силовые поля – те же самые, по сути, что и у магнитов на холодильнике, – окружают и Землю, и Солнце, и все галактики. Двадцать лет назад астрономы начали обнаруживать магнетизм, пронизывающий целые скопления галактик, включая и гигантские межгалактические пространства между кластерами.

Невидимые силовые линии магнитных полей пронизывают космос повсюду…

Если воистину удивительный феномен космического магнетизма, на всех масштабах пронизывающего пространство вселенной, принять просто как факт природы, то самой поразительной вещью в приведённой цитате окажутся слова про «необъяснимые причины» данного феномена.

Ибо ситуация в современной науке физике действительно такова, что учёные просто не знают, а потому и не могут внятно объяснить устройство той универсальной природной конструкции, которая порождает и поддерживает всепроникающие структуры космического магнетизма.

Разнообразные модели на данный счёт, конечно же, у учёных имеются, причём довольно давно. Вот только объяснения там существенно отличаются, а убедительно доказать, какая из моделей наиболее близка к истине, пока что не удаётся никак.

Хуже того, в историю исследований всей этой проблемы систематически и искусственно вносится откровенная ложь. Что, естественно, ещё больше затрудняет поиски истины…

Особо же примечательно здесь то, что хотя преднамеренное искажение истории осуществляется конкурирующими школами и вроде бы с разных сторон, все они сходятся в одном. В том, что реальную историю надо рассказывать не так, как было на самом деле.

А поскольку советская/российская научная школа как прежде, так и поныне вносит в исследования проблемы «космического динамо» (как это принято по традиции называть) весьма заметный вклад, вполне естественно продемонстрировать анатомию обмана на примере русскоязычных публикаций. Дополняя их, где требуется, документами иностранных научных изданий.

В качестве отправной точки удобно выбрать год 2014, когда научная общественность отмечала 100-летие со дня рождения Якова Борисовича Зельдовича (1914–1987). Выдающегося физика-теоретика, наиболее знаменитого, к сожалению, как один из трёх (наряду с Ю.Б.Харитоном и А.Д.Сахаровым) отцов советской термоядерной бомбы. Однако и в последующие мирные времена прославившегося как талантливейший учёный-универсал с очень интересными идеями и внушительными достижениями в самых разных областях физико-математической науки. Включая и теорию космического динамо.

Читать далее

Нобелевская премия за Ересь Джона Белла

Интересная наука физика устроена ныне так, что даже при награждении учёных самой престижной премией все стараются не объяснять самое главное. А в чём, собственно, удивительная суть достижения?

Нобелевскую премию по физике за 2022 год решено присудить трём учёным-экспериментаторам — Алену Аспе (1947 г.р.), Джону Клаузеру (1942 г.р.) и Антону Цайлингеру (1945 г.р.) — «За опыты со сцеленными фотонами, за подтверждение нарушений неравенств Белла и за научное новаторство в квантовой информатике».

Тут сразу же к месту будет уточнить, что отмеченные наградой эксперименты Джон Клаузер проводил 50 лет тому назад (в начале 1970-х), а Ален Аспе 40 лет тому назад (в начале 1980-х). Так что для получения бесспорно заслуженного Нобеля от учёных требуется не только великое терпение, но и крепкое долголетие.

Стабильно преклонный возраст нобелевских лауреатов, впрочем, это давно уже не новость, а скорее правило. Что вызывает, конечно, сожаление, но никак не удивление. По-настоящему же удивительным в нынешнем награждении следовало бы считать финальный абзац пресс-релиза, объявившего лауреатов-физиков за 2022 год:

Как выразился Председатель Нобелевского комитета по физике Андерс Ирбэк, «Ныне становится всё более ясно, что появился новый тип квантовой технологии. Мы видим, что работы лауреатов со сцепленными состояниями имеют великую важность и сами по себе, даже без фундаментальных вопросов об интерпретации квантовой механики».

Воистину витиеватая последняя фраза фактически выносит за скобки наградного мероприятия именно то, в чём заключаются суть и перец выдающихся экспериментов в основах новой квантовой технологии.

И поскольку все прочие СМИ, сообщающие о нынешних лауреатах-физиках и об их достижениях, в точности следуют рецепту, предписанному Нобелевским комитетом, здесь полезно учинить нечто в корне иное.

И привлечь рассказ не столько об экспериментах лауреатов, сколько о том, что они означают для правильного понимания окружающего нас мира.

Ересь Джона Белла, или Самый поразительный результат в истории физики

( февраль 2018 )

Герой этого материала – выдающийся ученый по имени Джон Стюарт Белл, совершивший поистине великую революцию в физике XX века. Вот только наука этот факт пока что признать официально никак не решится.

Структурно данный текст представляет собой компиляцию из нескольких фрагментов двух научно-популярных биографических книг и одной статьи того же ряда. Первая из книг [1] целиком посвящена Джону Стюарту Беллу, а вторая [2] – Эрвину Шрёдингеру и его идейным наследникам (одним из которых, несомненно, можно считать и Белла).

Но прежде чем переходить к обильному цитированию этих исследований, однако, имеет смысл привести несколько абзацев от еще одного автора, известного философа науки Тима Модлена. Который в своей статье 2014 года [3], озаглавленной «Что сделал Белл», ключевую суть произведенной этим ученым революции излагает примерно такими словами: [Начало цитаты]

В мире идеальном статья, написанная в честь 50-й годовщины монументально важного теоретического результата, была бы посвящена обзору того, как этот результат преобразовал за прошедшие годы нашу картину мира. И уж точно статья не разъясняла бы читателям, в чем же реально заключался данный результат. Но мы, к несчастью, не живем в таком идеальном мире, так что даже сегодня наиболее насущная задача заключается в том, чтобы сделать достижение Белла ясным для всех.

Ибо и поныне, в 50-ю годовщину монументальной статьи Джона Белла от 1964 года, среди ученых все еще широко распространены заблуждения относительно того, что же именно доказал Джон Белл. Непонимание же это, в свою очередь, произрастает из неспособности к восприятию значительно более ранних аргументов от Эйнштейна, Подольского и Розена (ЭПР).

Экспериментальная проверка феномена ЭПР и нарушений неравенства Белла для случайного набора измерений у далеко разнесенных в пространстве квантово-сцепленных объектов – это наиболее поразительный результат за всю историю физики. Теоретикам физической науки пока всё еще только предстоит определиться с тем, что означают данные результаты для нашего фундаментального понимания мира.

Физики-экспериментаторы, от Фридмана и Клаузера до Алена Аспе и далее, заслуживают свою долю почета за обеспечение необходимых экспериментальных условий и за постоянное сужение всех тех лазеек, к которым цепляются самые упертые из скептиков. Однако самое великое достижение на этом направлении принадлежит несомненно Беллу.

Именно он был тем, кто понял глубокую важность феномена квантовой сцепленности. Ныне предсказания Белла сможет без труда вывести даже студент-новичок физического факультета. Но к несчастью, однако, многие физики так и не осознали того, что же доказал Белл. Цель его теоремы – исключить то, что невозможно – они трактуют таким образом, чтобы она была намного более узкой и более ограниченной, нежели есть на самом деле.

Поначалу, в ранние годы, результат Белла часто излагали как «исключение детерминизма» или как «исключение скрытых переменных». Теперь же то и дело данные результаты излагают как «исключение реализма», или по меньшей мере как попытку поставить под вопрос верность данной концепции. Но все это ошибочное изложение.

В своей статье я еще раз прослеживаю всю эту историю и логическую структуру выдвигаемых аргументов – дабы прояснить надлежащий итоговый вывод.

Теорема Белла – вместе со всеми подтверждающими её экспериментальными результатами – действительно доказывает нам невозможность. Но только доказана тут не невозможность детерминизма, скрытых переменных или реализма, а доказана невозможность локальности. Причем доказывается это в совершенно ясном и прозрачном смысле.

Белл доказал – а теоретическая физика по сию пору это так и не переварила – что тот мир, в котором довелось жить всем нам, именно наш мир и является не-локальным…

[Конец цитаты]

Если прояснить общепринятый среди ученых термин «не-локальность» более доходчивыми и доступными даже для ребенка словами, то означает это довольно простую для понимания вещь. Вселенная наша, оказывается, устроена столь удивительным образом, что события, происходящие в данной конкретной точке пространства, могут мгновенно влиять на события, происходящие как угодно далеко – хоть в противоположной точке космоса…

И это есть неоспоримый, многократно и достоверно доказанный факт науки – строго обоснованный в теории и убедительно подтвержденный экспериментально. Единственная – и очень серьезная – проблема заключается в том, что за полстолетия, прошедшие с момента появления теоремы Белла, наука ни на шаг не продвинулась в понимании того, каким же образом устроена эта самая «не-локальность».

Или иными словами, для ученых остается абсолютно неясной физика и геометрия этих мгновенных взаимодействий «всего со всем» в единой вселенной. Более того, очень многие профессионалы науки даже задумываться об этих вещах не желают…

Несколько прояснить столь странную ситуацию в научных сферах и помогают фрагменты из двух анонсированных выше книг.

Читать далее

Цензура по-научному

Глубокий кризис в фундаментальной науке и бешеная секретность вокруг НЛО – какое отношение имеют столь разные вещи друг к другу? Взаимосвязи тут прямые и непосредственные на самом деле…

Ныне все (кто интересуется) уже в курсе, наверное, что на уровне фундаментального понимания природы наша теоретическая физика зашла в глубочайший тупик. И как из него выбираться, никто из учёных пока не знает. Если судить по тем научным дискуссиям, в которых это обсуждается. [i1]

Значительно меньшая часть общества осведомлена о том, что на самом деле у человечества имеется две разных науки. Одна наука официальная, она же как бы единственная. А ещё наука другая, глубоко засекреченная, говорить о существовании которой не принято. Ибо официально её как бы нет. [i2]

Есть, однако, масса косвенных свидетельств тому, что наука секретная не только сильно отличается от науки официальной, но и значительно больше продвинута в делах с реальным пониманием устройства природы. Вот только серьёзных документов, способных явно и убедительно это подтвердить, никем пока не предъявлено.

Но зато в огромном количестве имеются факты и документы, свидетельствующие о давней и лютой цензуре в официальной науке. Понятно, наверное, что если цензура настойчиво и разными способами пытается заблокировать распространение новых знаний, то для этого должны быть серьёзные причины. Типа того, что знания подобного рода уже кому-то известны, но предназначены они «не для всех»…

Официально, впрочем, никто причин для цензуры не разглашает. Более того, даже сам факт запрета на публикации тех или иных новых идей и открытий категорически отрицается. Вопреки множеству известных фактов.

Если же факты такого рода аккуратно собирать и сопоставлять, то вся «научная картина мира» начинает выглядеть заметно иначе. В корне не так, как это рисуется официальной наукой.

Самое же занятное, что многоуровневый аппарат научной цензуры устроен столь замысловато, что глубинные его мотивы не понимает практически никто. Ни администраторы науки, привычно зарубающие публикации, если те не вписываются в мейнстрим. Ни сами учёные, болезненно сталкивающиеся с блокированием их результатов под всякими надуманными предлогами…

Здесь, ясное дело, нет возможности подробно и доказательно расписывать, сколь разительно отличается «картина мира» у науки официальной и науки секретной. Но вот продемонстрировать на конкретных примерах ту механику научной жизни, что сконструирована и заточена ради эффективной цензуры – это можно вполне.

Читать далее

Раздвоение и уменьшение симметрии, или ОЧП рассказала

Очередной текст из цикла «Эдвард Виттен и Одна Чёрная Птица». С рассказом про «засекреченный принцип Паули» в основах единого устройства миров физики, математики и сознания во вселенной…

Соответствующий фон для рассказа – а также и наглядную схему для заглавной иллюстрации – предоставила недавняя научная статья [o1], особо тут подходящая по целому множеству причин.

Во-первых, потому что двумя из трёх соавторов этой работы являются выдающиеся физики-теоретики, Эдвард Виттен и Хуан Малдасена, у которых предыдущая – и она же первая – их совместная статья [o2] выходила ровно четверть века тому назад, в 1997 году.

Во-вторых, на сайте препринтов arXiv.org их новая совместная публикация появилась 17 сентября 2021 года. Иначе говоря, дата эта совершенно случайно, ясное дело, но почти день в день совпала с публикацией текста «Эдвард Виттен как Гаусс сегодня» – открывшего, собственно, здесь новый сериал «ОЧП рассказала» [i1].

А весь данный цикл не только совсем неслучайно выстроен именно вокруг теоретических результатов Виттена и Малдасены, но и несёт ясный посыл. Суть которого – как и у всего проекта kniganews – это обстоятельный разбор престранной ситуации в нашей науке: когда у выдающихся учёных современности есть уже всё для великого открытия, но оно упорно снова и снова ими НЕ делается…

В-третьих, нынешняя совместная работа от двух знаменитых светил вполне отчётливо – через мост Эйнштейна-Розена [i2] – сопрягается с их прошлыми выдающимися достижениями, известными как «модель Хоравы-Виттена» и «космология вечных чёрных дыр Малдасены». Но ничего из этих важных вещей – ни сами модели, ни мост взаимосвязей, тем более – в нынешней статье не упоминается вообще никак.

В-четвёртых, приводимая здесь картинка-схема из статьи Виттена и Малдасены предоставляет, среди прочего, ещё и наглядный ключ к раскрытию одной давней, но очень тщательно скрываемой тайны науки под условным названием «засекреченный принцип Паули» [i3]. Откуда несложно догадаться, что разбирательство со взаимосвязями между всеми этими тайнами и умолчаниями сулит нам новые удивительные открытия.

В-пятых… Впрочем, и перечисленных причин уже вполне достаточно, чтобы внимательнее отнестись к столь редкому для мира физики событию, как новая совместная публикация от Эдварда Виттена и Хуана Малдасены.

После чего, ознакомившись в общих чертах с сутью и проблемами полученных там результатов, удобно воспользоваться ими как новой площадкой для освещения темы давней, тёмной и интригующей. Темы о том, как официальная наука мейнстрима в очередной раз и другими путями снова вышла на великое и загадочное открытие Вольфганга Паули. А обнаружив это, опять пытается отскочить куда-нибудь подальше…

Если же доверять «источнику ОЧП» и описывать нынешнюю ситуацию более содержательно, то выходит здесь вот что.

С опорой на модели Виттена и Малдасены наука наша в действительности уже давно и с подробностями знает, что означали ключевые слова Паули о его открытии: «Раздвоение и уменьшение симметрии – уж теперь-то мы напали на след!». Но знание это так и остаётся, образно выражаясь, на уровне коллективного подсознания. Ибо на другом уровне – сознания активного – неоднократно переоткрытые факты такого рода с неизбежностью подрывают многие из устоявшихся догм и страшных табу науки как посюсторонней религии [i4]…

По этой причине сборкой явно хороших взаимодополняющих моделей в одно целое никто из учёных, похоже, не занимается. Но делать-то это всё равно придётся, так или иначе. Для начала, скажем, воспользовавшись информацией от странно сведущего – но при этом заведомо ненаучного и абсолютно нерелигиозного – источника под условным названием «одна чёрная птица рассказала».

Учитывая же материалы предыдущих эпизодов этого цикла [i1], особо интересным оказывается рассмотрение «модели сборки от ОЧП» в разных проекциях. То есть как для именно вот такой – единой и асимметрично раздвоенной – конструкции вселенной выглядят некоторые из её конкретных проекций в «три мира по Пенроузу»: в мир физической реальности, в мир чистой математики и в мир нашего сознания…

Читать далее

Физика как Эволюция, Солярис как Апокалипсис

Мало сказать, что мы попали в странный период истории. Нам выпало жить во времена перемен не просто очень странных, но и со множеством подробностей не раз описанных заранее. Как в книгах фантастов современности, так и в видениях пророков древности…

Начать же обзор предсказаний и странностей удобнее издалека – с позиций лингвистики. Сейчас у всех, скажем, на слуху и на языке звучное старинное слово Апокалипсис. Но если вы человек русскоязычный и для уточнения смысла термина заглянете в самый популярный онлайн-справочник, то сразу обнаружите удивительную вещь. В русской Википедии вообще нет такой статьи – «Апокалипсис»…

Вместо прямого ответа на запрос, отправленный через поисковое окно, Википедия предложит вам статью про «Откровение Иоанна Богослова». Хотя по давней традиции сей текст общепринято называть Апокалипсис, на самом деле, однако, это далеко не одно и то же.

Возникший задолго до христианства и имеющий два греческих корня, от слов «апо» (удаление) и «калиптос» (сокрытое), этот термин дословно переводится как «снятие покровов», а как литературный жанр означает «откровения» или «новые знания», получаемые авторами неким необычным путём (в снах или видениях) и от необычных сведущих источников (духов, богов, ангелов и т.д.).

Иначе говоря, Апокалипсис – это вовсе не всегда и совсем не обязательно про смерть и чуму, про войну и прочие ужасные бедствия. Это про картины нашего вероятного будущего, которые почему-то сильнее всего цепляют людей лишь тогда, когда всё «очень-очень страшно». Отчего так, здесь рассматриваться не будет.

А будет здесь рассказ про самый настоящий, но другой Апокалипсис – как воистину Новые Знания. Про вдохновенные и подлинно научные открытия, для кого-то, быть может, и правда «страшные», коль скоро они «снимают печати с тайн» и подрывают многие из базовых догм, прежде казавшихся для науки незыблемыми. Но смысл и ценность новых знаний вовсе не в этом, конечно же.

Ибо речь пойдёт не просто о важном комплексе междисциплинарных открытий учёных на стыке трёх важнейших наук – биологии, физики и информатики. Но прежде всего – о существенно новом подходе, открывающем широкие горизонты и перспективы для постижения устройства не только вселенной, но и нас самих.

Случилось так, что все четверо главных героев этой истории – или «четыре всадника Апокалипсиса», как выразился основатель затеи [o1] – это русскоязычные учёные, давно и успешно работающие за пределами России. Прежде этот факт был бы не суть как важен, однако ныне времена другие. Очень и очень странные времена…

Фокусировка на теме о том, в сколь причудливо трагичный замес из фантастики Джорджа Оруэлла и видений Иоанна Богослова погрузили нас сегодня события реальной жизни, неизбежно увлечёт эту историю слишком далеко в сторону. Отчего имеет смысл сразу же сосредоточиться на идеях и научных достижениях главных героев. Двое из которых, Евгений Кунин и Юрий Вольф, являются биологами-эволюционистами, а двое других – Михаил Кацнельсон и Виталий Ванчурин – физиками-теоретиками.

По причине известности учёных, в русскоязычной части интернета сейчас (пока что) без особого труда можно найти множество текстов с большими и содержательными интервью, в которых сами эти исследователи доходчиво рассказывают о сути своих научных поисков и успехов. Как о работах, сделанных ими прежде по отдельности, так и о свежей серии статей [o2, o3], подготовленных уже совместно – как итог их междисциплинарной авторской коллаборации.

Просто пересказывать все эти общедоступные и сами по себе вполне информативные материалы представляется здесь не очень интересным. Поэтому проделано нечто иное. В совершенно буквальном смысле оттуда понадёрганы – ещё говорят «вырваны из контекста» – многочисленные цитаты. И на их основе сконструирован контекст существенно новый.

Вовсе не факт, что итоговый результат таких манипуляций понравится самим героям как источникам цитат. Но задача данного материала совершенно не в том, чтобы всем нравиться. А в том, чтобы осветить иные, менее очевидные аспекты общеизвестной, казалось бы, истории из жизни современной передовой науки…

Читать далее

Главная догма – и беда – космологии

Респектабельный профессор физики, также известный как популяризатор науки, опубликовал очередную книгу. Рассказывающую, казалось бы, о давних дебатах вокруг важной и сугубо научной проблемы. В итоге, однако, получилась у профессора история о твёрдой вере современных учёных в догму Большого Взрыва. Книга о науке как религии, иначе говоря.

Называется новая книга так: «Вспышки творения: Георгий Гамов, Фред Хойл и великий спор о Большом Взрыве» (Paul Halpern. «Flashes of Creation: George Gamow, Fred Hoyle, and the Great Big Bang Debate». Basic Books, 2021). Автор работы Пол Хэлперн – видный американский профессор, выпустивший уже полтора десятка научно-популярных книг, рассказывающих о современной физике и переведённых на кучу иностранных языков, включая русский.

На то, что имеющее сильный религиозный оттенок слово CREATION (Творение) появилось в названии новой книги далеко не случайно, отчётливо указывают уже первые абзацы авторского вступления:

Введение: Поиски происхождения всего

[…] Вопрос о происхождении всего в этом мире имеет долгую историю. Существовала ли вселенная всегда и извечно? Или же у неё было начало? Создание всей материи и энергии происходило медленно и постепенно, или же всё появилось сразу – в единственной вспышке?

Задолго до того, как исследовать их всерьёз взялись учёные космологи, вопросы эти были областью интересов богословов и философов. Достаточно выбрать (или родиться в) свою религию – и этим оказывается определена ваша предпочтительная космогония.

Во многих из древних систем верований, таких как индуизм, даосизм, в религиях вавилонян и греков (во времена Платона), также как и в верованиях большинства коренных народов Америки, была принята идея космических циклов. Согласно которой в жизни вселенной ничего и никогда на самом деле не умирает. Смерть одной эпохи с неизбежностью влечёт за собой рождение эпохи новой.

С другой стороны, в религиях авраамических – иудаизме, христианстве, исламе – принята идея о всеобщем и едином моменте творения мира в некоторой точке прошлого. Этот момент творения представляют как рассвет человечества и всех прочих смертных существ – в резком контрасте с концепцией вечного существования бога. Подобно жизням всех тех, чья судьба стареть, дряхлеть и умирать, эта однонаправленная линейная схема времени ведёт начало от ясного и славного момента рождения…

Трудно сказать, откуда автор в своём рассказе об идеях мировых религий почерпнул именно такие выражения – про начало всего «от ясного и славного момента рождения», – но совсем несложно увидеть, что именно в таком ключе выстроен у него в книге весь рассказ про закрепление в науке догмы о Большом Взрыве как о начале истории вселенной…

Читать далее

Ложь умолчаний в СМИ (и при чём тут догмы физики)

Что общего может быть между Джулианом Ассанжем, сидящим в тюрьме по сфабрикованным спецслужбами обвинениям, и феноменом физики, нарушающим закон сохранения энергии? Связь тут оказывается вполне отчётливая – под названием «выпиливание из реальности неудобных фактов»…

В последних числах июня имели место два совершенно независимых, но по всему важных и примечательных события. Одно событие в Исландии, другое в США.

В Исландии местная газета Stundin опубликовала большое журналистское расследование под названием «Ключевой свидетель обвинения в деле Ассанжа признаёт, что солгал» (Key witness in Assange case admits to lies in indictment. By Bjartmar Oddur Þeyr Alexandersson and Gunnar Hrafn Jónsson. Stundin, 26. júní 2021 ).

Основой для этого материала послужило интервью, которое дал журналистам некто Сигурдур Инги Тордарсон, когда-то в прошлом исландский «доброволец WikiLeaks», выдававший себя в сети за Ассанжа и обворовавший этот проект на 50 тысяч долларов. Из-за множества серьёзных проблем с правоохранительными органами Исландии, Тордарсон решил начать сотрудничество с ФБР и министерством юстиции США, пообещавшими ему защиту от уголовных преследований в обмен на показания против Джулиана Ассанжа. И поскольку реальных фактов для обвинений у Тордарсона не было, он помог, как мог, их сфабриковать…

Событие второе – закрученное вокруг одной важной научной проблемы – происходило в те же дни июня 2021 в Калифорнии, США. Где весьма эффектно закончился спор между известным среди зрителей YouTube популяризатором науки по имени Дерек Мюллер и солидным американским профессором физики по имени Александр Юрьевич Кусенко.

Предметом их научного пари на 10 тысяч долларов была реальность «невозможного» ветряного автомобиля, нарушающего закон сохранения энергии. В невозможности нарушения фундаментальных основ был абсолютно уверен Кусенко, однако Мюллер имел на этот счёт собственную физическую интерпретацию – точнее, у него их было даже несколько, причём с разными соотношениями научных и псевдо-научных доводов…

Читать далее

Разнообразие мистического опыта у учёных

С давних пор и вплоть до последнего времени мистицизм в серьёзной науке физике воспринимался как нечто абсолютно неприемлемое, а само слово если и использовалось, то как ругательство. Ныне, однако, времена меняются…

Среди великого множества популярных и содержательных сайтов интернета есть несколько весьма особенных и интересных конкретно для научно-мистического проекта «Книга новостей». Интересны они тем, главным образом, что регулярно предоставляют свои веб-страницы для таких выступлений известнейших людей-учёных, в которых разнообразно и чаще всего критически комментируются публикации сайта kniganews.org.

Причём комментарии и критика от авторитетов, что любопытно, нередко могут выкладываться там мгновенно вслед за очередной провокационной публикацией kniganews. То есть ответ с реакцией появляется не просто одновременно, а по сути дела с упреждением – учитывая особенности работы большой издательской машины. Самый же удивительный нюанс этого занятного процесса, длящегося многие годы, заключается в том, что мировые светила науки, содержательно комментирующие «Книгу новостей», почти наверняка и не слышали никогда о существовании в Сети такого инфоресурса…

Иначе говоря, здесь происходит то, что в терминах юнговской психологии обычно именуют мистическими синхрониями. Когда два или более событий происходят в совершенно отчётливой и неслучайной взаимосвязи, однако по всему выглядят абсолютно никак не соотносящимися друг с другом на уровне причинно-следственных зависимостей.

Среди тех нескольких известных онлайн-изданий, что регулярно порождают подобные синхронии с публикациями сайта kniganews, особо видное место занимает проект Edge.org. А одна из самых свежих публикаций этого издания – от знаменитого физика-теоретика и нобелевского лауреата Фрэнка Вильчека – даёт более чем наглядный пример того, как подобные чудеса происходят в реальной жизни.

Но чтобы удивительность происходящего можно было оценить по достоинству, для начала желательно иметь представление о трёх вещах, как минимум. Во-первых, как выглядели – более конкретно – примеры аналогичных Edge-синхроний в прошлом. Во-вторых, какое место занимал в тех событиях конкретно Фрэнк Вильчек. И в-третьих, наконец, в чём именно заключается крайняя необычность того, что и как он говорит сегодня о мистицизме.

Читать далее

Большие перемены в фундаменте

Прямо сейчас в фундаментальных основах физики уже начали происходить воистину гигантские по своей значимости перемены. Практически никто, правда, этого пока не замечает…

Одна из самых поразительных особенностей в творческих способностях человека – это формировать окружающую реальность своими ожиданиями. Вообще говоря, именно так – через материализацию идей или «уплотнение голографических мыслеобразов» – происходят все процессы творения в природе. Но одно дело знать это теоретически, и совершенно другое – наблюдать непосредственно, как происходят подобные вещи в реальной жизни множества людей, начавших сосредоточенно думать об одном и том же…

Понятно, наверное, что для содержательных наблюдений тут нужны определённые навыки и терпение, ибо происходят такого рода процессы весьма и весьма небыстро. Но вот когда и терпения, и общих знаний о наблюдаемом предмете достаточно, тогда удаётся не только отчётливо увидеть ход перемен в картине реальности, но и наглядно продемонстрировать это всем интересующимся.

Чем мы, собственно, сейчас и займёмся – на интереснейшем примере Больших Перемен, уже начавших происходить в фундаментальных основах физики.

Примерно три года тому назад здесь был опубликован большой аналитический материал под названием «Природа самообмана в точных науках» . Суть этого текста сводилась к двум важнейшим идеям. Во-первых, наша фундаментальная физика сама себя завела в тупик, сделав неверный выбор основ и утратив способности открывать нечто действительно новое.

Во-вторых же, главное, исправлять ошибки самообмана удобнее всего через крутой разворот фундаментальной науки в сторону «физики тут». Иначе говоря, через уход от Стандартных моделей «экстремально малого и экстремально большого» (физики частиц высоких энергий и космологической теории инфляции) на направление переформулировки базовых основ в терминах физики волн, вихрей и квазичастиц конденсированной материи.

Ещё три года назад подобные идеи воспринимались учёными мейнстрима как нечто странное и возмутительное, а громко озвучивать их в научных аудиториях и публичных заявлениях решались, разве что, лишь те из именитых диссидентов-физиков, для кого важнее сохранять верность поискам научной истины, нежели репутацию «авторитетного светила».

Ныне, однако, эти возмутительные идеи уже не только отчётливо звучат в выступлениях научных светил, придерживающихся вполне конформистских взглядов, но и начинают понемногу влиять на реальную перестройку фундаментальных основ…

При этом, коль скоро происходят подобные вещи сразу во множестве разных мест, очень постепенно и без громких заявлений для прессы, то ни широкая публика, ни даже научная общественность в массе своей этого пока не замечают. Проявить же столь важный процесс перемен и сделать его по сути самоочевидным/необратимым помогают аккуратные подборки и сопоставления событий, происходящих всюду фактически одновременно, но без явных взаимосвязей друг с другом.

Здесь, в частности, в качестве наглядной иллюстрации будет рассмотрено пять таких событий за несколько последних месяцев – статей и видеолекций от совершенно разных известных людей, работающих в мейнстрим-науке полностью независимо друг от друга. «Независимо» в общепринятом смысле этих слов, по крайней мере. Потому что на самом деле – если смотреть глубже – не только учёные, но и все мы тут взаимосвязаны очень тесно…

Читать далее