Нобелевская премия за Ересь Джона Белла

Интересная наука физика устроена ныне так, что даже при награждении учёных самой престижной премией все стараются не объяснять самое главное. А в чём, собственно, удивительная суть достижения?

Нобелевскую премию по физике за 2022 год решено присудить трём учёным-экспериментаторам — Алену Аспе (1947 г.р.), Джону Клаузеру (1942 г.р.) и Антону Цайлингеру (1945 г.р.) — «За опыты со сцепленными фотонами, за подтверждение нарушений неравенств Белла и за научное новаторство в квантовой информатике».

Тут сразу же к месту будет уточнить, что отмеченные наградой эксперименты Джон Клаузер проводил 50 лет тому назад (в начале 1970-х), а Ален Аспе 40 лет тому назад (в начале 1980-х). Так что для получения бесспорно заслуженного Нобеля от учёных требуется не только великое терпение, но и крепкое долголетие.

Стабильно преклонный возраст нобелевских лауреатов, впрочем, это давно уже не новость, а скорее правило. Что вызывает, конечно, сожаление, но никак не удивление. По-настоящему же удивительным в нынешнем награждении следовало бы считать финальный абзац пресс-релиза, объявившего лауреатов-физиков за 2022 год:

Как выразился Председатель Нобелевского комитета по физике Андерс Ирбэк, «Ныне становится всё более ясно, что появился новый тип квантовой технологии. Мы видим, что работы лауреатов со сцепленными состояниями имеют великую важность и сами по себе, даже без фундаментальных вопросов об интерпретации квантовой механики».

Воистину витиеватая последняя фраза фактически выносит за скобки наградного мероприятия именно то, в чём заключаются суть и перец выдающихся экспериментов в основах новой квантовой технологии.

И поскольку все прочие СМИ, сообщающие о нынешних лауреатах-физиках и об их достижениях, в точности следуют рецепту, предписанному Нобелевским комитетом, здесь полезно учинить нечто в корне иное.

И привлечь рассказ не столько об экспериментах лауреатов, сколько о том, что они означают для правильного понимания окружающего нас мира.

Ересь Джона Белла, или Самый поразительный результат в истории физики

( февраль 2018 )

Герой этого материала – выдающийся ученый по имени Джон Стюарт Белл, совершивший поистине великую революцию в физике XX века. Вот только наука этот факт пока что признать официально никак не решится.

Структурно данный текст представляет собой компиляцию из нескольких фрагментов двух научно-популярных биографических книг и одной статьи того же ряда. Первая из книг [1] целиком посвящена Джону Стюарту Беллу, а вторая [2] – Эрвину Шрёдингеру и его идейным наследникам (одним из которых, несомненно, можно считать и Белла).

Но прежде чем переходить к обильному цитированию этих исследований, однако, имеет смысл привести несколько абзацев от еще одного автора, известного философа науки Тима Модлена. Который в своей статье 2014 года [3], озаглавленной «Что сделал Белл», ключевую суть произведенной этим ученым революции излагает примерно такими словами: [Начало цитаты]

В мире идеальном статья, написанная в честь 50-й годовщины монументально важного теоретического результата, была бы посвящена обзору того, как этот результат преобразовал за прошедшие годы нашу картину мира. И уж точно статья не разъясняла бы читателям, в чем же реально заключался данный результат. Но мы, к несчастью, не живем в таком идеальном мире, так что даже сегодня наиболее насущная задача заключается в том, чтобы сделать достижение Белла ясным для всех.

Ибо и поныне, в 50-ю годовщину монументальной статьи Джона Белла от 1964 года, среди ученых все еще широко распространены заблуждения относительно того, что же именно доказал Джон Белл. Непонимание же это, в свою очередь, произрастает из неспособности к восприятию значительно более ранних аргументов от Эйнштейна, Подольского и Розена (ЭПР).

Экспериментальная проверка феномена ЭПР и нарушений неравенства Белла для случайного набора измерений у далеко разнесенных в пространстве квантово-сцепленных объектов – это наиболее поразительный результат за всю историю физики. Теоретикам физической науки пока всё еще только предстоит определиться с тем, что означают данные результаты для нашего фундаментального понимания мира.

Физики-экспериментаторы, от Фридмана и Клаузера до Алена Аспе и далее, заслуживают свою долю почета за обеспечение необходимых экспериментальных условий и за постоянное сужение всех тех лазеек, к которым цепляются самые упертые из скептиков. Однако самое великое достижение на этом направлении принадлежит несомненно Беллу.

Именно он был тем, кто понял глубокую важность феномена квантовой сцепленности. Ныне предсказания Белла сможет без труда вывести даже студент-новичок физического факультета. Но к несчастью, однако, многие физики так и не осознали того, что же доказал Белл. Цель его теоремы – исключить то, что невозможно – они трактуют таким образом, чтобы она была намного более узкой и более ограниченной, нежели есть на самом деле.

Поначалу, в ранние годы, результат Белла часто излагали как «исключение детерминизма» или как «исключение скрытых переменных». Теперь же то и дело данные результаты излагают как «исключение реализма», или по меньшей мере как попытку поставить под вопрос верность данной концепции. Но все это ошибочное изложение.

В своей статье я еще раз прослеживаю всю эту историю и логическую структуру выдвигаемых аргументов – дабы прояснить надлежащий итоговый вывод.

Теорема Белла – вместе со всеми подтверждающими её экспериментальными результатами – действительно доказывает нам невозможность. Но только доказана тут не невозможность детерминизма, скрытых переменных или реализма, а доказана невозможность локальности. Причем доказывается это в совершенно ясном и прозрачном смысле.

Белл доказал – а теоретическая физика по сию пору это так и не переварила – что тот мир, в котором довелось жить всем нам, именно наш мир и является не-локальным…

[Конец цитаты]

Если прояснить общепринятый среди ученых термин «не-локальность» более доходчивыми и доступными даже для ребенка словами, то означает это довольно простую для понимания вещь. Вселенная наша, оказывается, устроена столь удивительным образом, что события, происходящие в данной конкретной точке пространства, могут мгновенно влиять на события, происходящие как угодно далеко – хоть в противоположной точке космоса…

И это есть неоспоримый, многократно и достоверно доказанный факт науки – строго обоснованный в теории и убедительно подтвержденный экспериментально. Единственная – и очень серьезная – проблема заключается в том, что за полстолетия, прошедшие с момента появления теоремы Белла, наука ни на шаг не продвинулась в понимании того, каким же образом устроена эта самая «не-локальность».

Или иными словами, для ученых остается абсолютно неясной физика и геометрия этих мгновенных взаимодействий «всего со всем» в единой вселенной. Более того, очень многие профессионалы науки даже задумываться об этих вещах не желают…

Несколько прояснить столь странную ситуацию в научных сферах и помогают фрагменты из двух анонсированных выше книг.

Читать далее

Максвелл и Мёбиус – интересный фундамент Эйфелевой башни СМ

В основах Стандартной Модели частиц лежит очень странная математика. Самое странное в ней то, что никто в науке не знает, почему она работает. Хотя по всему не должна. Знает это, впрочем, Одна Чёрная Птица

 

В современной науке физике Стандартная Модель (СМ) частиц считается самой лучшей теорией из всего того, что удалось создать человечеству для описания устройства материи. Более корректно, впрочем, говорить тут не об одной теории, а о комплексе – или башне – из трёх отдельных теорий квантового поля. Которые на основе одной и той же по сути математики описывают три существенно разных типа взаимодействий: электромагнитные, слабые ядерные и сильные ядерные.

Ту единообразную математику, что обеспечивает впечатляющую предсказательную мощь трёх компонентов, на техническом жаргоне физиков принято именовать «перенормируемая теория». В упрощённом переводе на общечеловеческий язык это означает примерно следующее.

Если стандартные математические уравнения науки применять для обсчёта взаимодействий частиц прямо и бесхитростно, что называется, то получается полная ерунда. Согласно этим формулам, при уменьшении расстояний до микроскопических масштабов частиц, сила взаимодействия начинает стремительно нарастать, устремляясь в бесконечность. Отчего все базовые математические инструменты, интегралы и суммы рядов, применяемые для нахождения ответов, оказываются переполнены бесконечностями и расходимостями. То есть никаких осмысленных ответов заведомо предоставить не могут.

Иначе говоря, для получения ответов осмысленных и соответствующих результатам экспериментов, физикам пришлось пойти на всяческие хитрости. Которые и получили совокупное название «перенормировка (или ренормализация)» теории. А по сути свелись к набору совершенно недопустимых в математике трюков, которые взаимно сокращают многочисленные бесконечности и подгоняют ответ под те значения, что уже известны из опытов.

Когда все эти физико-математические трюки изобретались целой плеядой гениальных теоретиков на рубеже 1940-1950-х годов, их воспринимали как эффективные, но временные меры. Насущно необходимые для продвижения теории квантовой электродинамики, но потребующие, конечно же, в будущем более строгого математического обоснования.

Жизнь, однако, распорядилась иначе. И далее – в 1960-1970-е годы – те же самые методы перенормировки, а в особенности знаменитые интегралы Фейнмана, отлично сработали для развития теорий слабых и сильных ядерных взаимодействий. Так что в итоге родилась Стандартная Модель частиц, впечатляющие успехи которой базируются на чём-то эдаком, для чего у науки нет внятных объяснений по сию пору…

Таково, по крайней мере, общепринятое мнение. Но можно показать, что мнение это ошибочно. Ибо сильное и красивое объяснение тут имеется, причём давно. Но чтобы его увидеть, желательно сменить точку обзора.

Читать далее

Половина Экзистенциальной Физики

Способна ли наука физика предоставить ответы на важнейшие из вопросов о целях и смысле существования человека? Всё зависит от того, у кого вы спрашиваете…

У отважной учёной дамы-теоретика Сабины Хоссенфельдер, регулярно появляющейся в текстах kniganews и kiwiarxiv, в августе 2022 вышла из печати новая хорошая книга [1]. В переводе на русский название работы звучит примерно так: «Экзистенциальная физика. Путеводитель учёного по важнейшим вопросам жизни».

Лет десять тому назад здесь тоже публиковался «научный путеводитель» примерно по тем же самым экзистенциальным областям. Под другим, конечно, названием – Там За Облаками (ТЗО) – и с существенно иными ответами на важнейшие вопросы жизни, типа «Кто мы? Зачем мы здесь? Куда мы идём?».

При всех концептуальных различиях в содержании, однако, обложку новой книги Хоссенфельдер заметно украшает символ бабочки, также играющий весьма важную – архетипическую – роль и в путеводителе ТЗО.

То, что совпадение такое вряд оказалось случайным, станет яснее ближе к концу истории. Здесь же рассказ о новой книге имеет смысл начать с другой новости из нынешней жизни. О которой сама Хоссенфельдер рассказывает в Твиттере [2] такими словами…

[ начало цитаты ]

Среди иных новостей стало известно, что предложенный мною проект [для получения научного гранта] в DFG, Германском Фонде Исследований, был отвергнут. Это означает, что через три месяца я стану безработной. Дабы то же самое звучало получше, давайте будем говорить, что я буду самозанятой.

Поскольку народ всегда очень удивляется, услышав о моей горемычной ситуации с трудоустройством, да, у меня действительно нет штатного места в науке. В том заведении, где я работаю сейчас, вообще нет штатных должностей для учёных. И в любом случае, они мне не платят. С 2015 года моя зарплата в науке – это исследовательские гранты.

По сути дела, в академической науке не находится такой работы, которая одновременно имела бы для меня смысл и которой я хотела бы заниматься. Уже давно было предсказуемо, что моя удача с получением грантов рано или поздно сойдёт на нет, так что ныне я даже не могу сказать, будто удивлена.

Читать далее

Неудобный Арнольд и потерявшееся интервью

Особенности развития интернета делают всё более актуальной тему распределённого сохранения для истории важных текстов. Ибо многие из них имеют тенденцию бесследно исчезать.

Медали, книжки, газеты

Существует очень давняя традиция плотно замешивать политику в дела сугубо научные. В нынешнем году, скажем, Санкт-Петербург должен был принимать Международный математический конгресс – с традиционно сопутствующим этому мероприятию вручением Медали Филдса. То есть высшей научной награды, долгое время считавшейся аналогом Нобелевской премии для математиков.

В силу сугубо политических причин, абсолютно далёких от проблем науки, никакого конгресса в Питере, однако, не случилось. Ибо из-за украинских событий не то что иметь дела в России, но даже приезжать в эту страну математикам и прочим порядочным учёным стало как бы неприлично. Хорошо это для математической науки или же не очень – в данной ситуации представлялось малосущественным. Ибо политика важнее…

В 1974 году аналогичный математический конгресс проходил в канадском городе Ванкувере. А одну из сопутствующих тому форуму медалей Филдса планировалось вручить молодому московскому профессору Владимиру Арнольду. Категорически против этого, однако, выступили тогдашние вожди СССР, ибо бесспорно выдающийся учёный вёл себя слишком независимо и открыто поддерживал советских диссидентов.

Мало того, что Арнольда за границу просто не выпустили, в Ванкувер специально приезжал академик Понтрягин, один из главных учёных-администраторов советской математики, и в ультимативной форме предупредил организаторов, что если Арнольда наградят медалью Филдса, то СССР вообще выйдет из членов Международного математического союза…

Политика, как обычно, и тут оказалась важнее. Так что талантливейший, но неугодный советским вождям математик остался без филдсовской медали.

#

В 2007 году крупнейшему российскому учёному, академику Владимиру И. Арнольду исполнилось 70 лет. В этой связи, как принято, устраивались всяческие чествования, награждения юбиляра и интервью для прессы. Одно из таких интервью, в частности, дал математик и заметному в ту пору изданию GZT.ru. По разного рода причинам, однако, при жизни Арнольда опубликовать это интервью не получилось.

Год спустя, в 2008 издательство Принстонского университета выпустило очень хороший, большой (свыше тысячи страниц) и содержательный справочник, «Принстонский спутник по математике» [1]. В книге этой, подготовленной солидным коллективом ведущих специалистов мира, отражены как многовековая история, так и состояние математической науки к началу XXI столетия. То есть найти в справочнике можно сведения об именах и делах почти всех выдающихся математиков. За исключением Владимира Арнольда…

Причём раздел «Биографии» в книге демонстрирует, что отсутствие Арнольда тут вряд ли случайно. Поскольку подборка биографических статей начинается с Пифагора (родившегося 2500 лет назад) и далее продолжается строго в хронологическом порядке, естественно поинтересоваться, на ком этот перечень светил заканчивается в XX веке.

Читать далее

Новая космическая мифология

Далеко не новый текст, поданный в существенно новом обрамлении. Которое для кого-то многое прояснит. А для кого-то сделает всё, наоборот, ещё более запутанным…

В начале 1950-х годов, то есть за много десятилетий до появления молодёжных рейв-вечеринок, электронной танцевальной музыки и символизма “серых” инопланетян (Зета Ретикулы), характерного для этой субкультуры, родился большой и примечательный текст с описаниями мощных религиозно-мистических видений. А одно из немаловажных мест там занимает “раса демонических существ”, именуемых автором Игвы [1], обитающих в слоях-шрастрах потустороннего мира… и поразительно родственных рейв-культуре:

… Мелкие, но высоко разумные существа, двигающиеся по кругу перевоплощений в шрастрах, где они принимают четырёхмерную форму, несколько напоминающую нашу. Жители шрастров обладают парой верхних и парой нижних конечностей, хотя и с иным, чем у нас, числом пальцев; их мышино-серая кожа и вытянутый трубкообразный рот могли бы вызвать в человеке отвращение. Но эти существа – обладатели острого интеллекта, создатели высокой цивилизации, в некоторых отношениях опередившей нашу. Они называются игвами.

… Цивилизация игв не ограничивается наукой и техникой: она включает и некоторые искусства. Но развитию искусств препятствует рассудочный склад психики игв и их слабая эмоциональность.

… Там, в этих городах [игв], бушует их музыка, преимущественно шумовая, для нашего уха звучащая какофонией, но иногда поднимающаяся до таких ритмических конструкций, которые способны заворожить и некоторых из нас. Ещё большую роль в жизни игв играет танец, если допустимо применение этого слова к их безобразным вакханалиям. И их демонослужения, сочетающие поразительные световые эффекты, оглушительное звучание исполинских инструментов и экстатический пляс-полёт в пространстве четырёх координат, превращаются в массовые беснования…

Книга, из которой цитируются эти фрагменты, носит название “Роза мира” (на первое слово желательно обратить внимание), а написана она была в период 1950-1956 годов. То есть в такие годы, когда автор её, религиозный мистик и визионер Даниил Андреев, сидел в знаменитой тюрьме “Владимирский централ” по обвинению в антисоветской деятельности. Двадцать пять лет тюрьмы – максимальное в послевоенный период наказание – Андреев получил за то, что писал вредные, по мнению властей, книги. Ни одной из которых при жизни Андреева опубликовать не удалось.

Читать далее

Значимые совпадения, они же синхроничности

Про интересную часть природы, изучением которой одна серьёзная наука (медицина) занимается активно и всё более глубоко. А для другой серьёзной науки (физики) этой части природы как бы и не существует вовсе.

Месяц тому назад, 8 июня 2022, на сайте известного журнала Psychology Today (Психология сегодня) была опубликована примечательная статья [1] «Что вызывает значимые совпадения? Два самых популярных объяснения не могут быть оба верными.»

Примечательного там было много чего. Во-первых, собственно значимые совпадения, иначе именуемые синхроничностями, коль скоро эта интереснейшая, но очень тёмная для науки тема не раз освещалась и здесь, на сайтах kniganews и kiwiarxiv.

Во-вторых, характерная сопутствующая картинка со слепыми мудрецами, каждый из которых по одному из существенно разных фрагментов слона пытается постичь, что представляет собой диковинное животное в целом. Ибо и эта глубокая восточная притча много раз появлялась в материалах расследований kniganews, причём в самых разнообразных контекстах.

В-третьих же, и сам веб-сайт Psychology Today с некоторых пор стал отчётливо фигурировать в аналитических текстах kniganews по причине регулярных и неординарных публикаций вокруг пограничных тем науки. Вроде серьёзных доказательств жизни после смерти или тесных взаимосвязей между НЛО и разведслужбами.

Короче говоря, их новая статья «о значимых совпадениях» дала сильный повод вновь обратить внимание на тему синхроничностей. И начать сбор свежих материалов, дабы и здесь тоже сделать очередной обзорно-аналитический текст «о состоянии проблемы на сегодня». Написание такой статьи, однако, пришлось на время отложить, поскольку тут же случилось ЭТО – уже наше собственное значимое совпадение или, иначе, феномен синхроничности.

16 июня 2022 на сайте SirBacon.org появилось сообщение о выходе новой книги-расследования «Мошенники Фридманы», своей исключительно редкой тематикой на 100% пересекающейся с книгой «4в1». Подготовленной и опубликованной здесь фактически в то же самое время (точнее, чуть-чуть пораньше, в конце мая 2022).

Естественно, столь примечательную синхроничность пришлось зафиксировать и оперативно осветить, коль скоро она сулит новые интересные страницы в большом научно-мистическом расследовании Бэкон-Шекспировских тайн. При углублении в чтение книги «о мошенниках Фридманах» быстро выяснилось, к сожалению, что соотношение сигнал/шум там удручающе низкое. Но означает сей факт лишь то, что для выявления полезных сигналов, их накопления и аккуратной очистки от шума понадобится просто больше времени и терпения.

Как бы там ни было, теперь подошло время и для освещения темы «значимых совпадений». Сделать это с задержкой на месяц после оригинальной публикации сайта Psychology Today оказалось более правильно ещё и по той причине, что за столь небольшое, казалось бы, прошедшее время там случились весьма занятные перемены. Не сказать, правда, что в лучшую сторону. Однако и об этой, менее приятной стороне синхроничностей тоже имеет смысл не забывать.

Рассказывать же обо всех этих интересных делах тут лучше по порядку.

Читать далее

Цензура по-научному

Глубокий кризис в фундаментальной науке и бешеная секретность вокруг НЛО – какое отношение имеют столь разные вещи друг к другу? Взаимосвязи тут прямые и непосредственные на самом деле…

Ныне все (кто интересуется) уже в курсе, наверное, что на уровне фундаментального понимания природы наша теоретическая физика зашла в глубочайший тупик. И как из него выбираться, никто из учёных пока не знает. Если судить по тем научным дискуссиям, в которых это обсуждается. [i1]

Значительно меньшая часть общества осведомлена о том, что на самом деле у человечества имеется две разных науки. Одна наука официальная, она же как бы единственная. А ещё наука другая, глубоко засекреченная, говорить о существовании которой не принято. Ибо официально её как бы нет. [i2]

Есть, однако, масса косвенных свидетельств тому, что наука секретная не только сильно отличается от науки официальной, но и значительно больше продвинута в делах с реальным пониманием устройства природы. Вот только серьёзных документов, способных явно и убедительно это подтвердить, никем пока не предъявлено.

Но зато в огромном количестве имеются факты и документы, свидетельствующие о давней и лютой цензуре в официальной науке. Понятно, наверное, что если цензура настойчиво и разными способами пытается заблокировать распространение новых знаний, то для этого должны быть серьёзные причины. Типа того, что знания подобного рода уже кому-то известны, но предназначены они «не для всех»…

Официально, впрочем, никто причин для цензуры не разглашает. Более того, даже сам факт запрета на публикации тех или иных новых идей и открытий категорически отрицается. Вопреки множеству известных фактов.

Если же факты такого рода аккуратно собирать и сопоставлять, то вся «научная картина мира» начинает выглядеть заметно иначе. В корне не так, как это рисуется официальной наукой.

Самое же занятное, что многоуровневый аппарат научной цензуры устроен столь замысловато, что глубинные его мотивы не понимает практически никто. Ни администраторы науки, привычно зарубающие публикации, если те не вписываются в мейнстрим. Ни сами учёные, болезненно сталкивающиеся с блокированием их результатов под всякими надуманными предлогами…

Здесь, ясное дело, нет возможности подробно и доказательно расписывать, сколь разительно отличается «картина мира» у науки официальной и науки секретной. Но вот продемонстрировать на конкретных примерах ту механику научной жизни, что сконструирована и заточена ради эффективной цензуры – это можно вполне.

Читать далее

Джо Полчински глазами трёх женщин

В память о выдающемся учёном выпущена примечательная книга мемуаров. Рассказывать об авторе книги и о его идеях можно очень по-разному. Например, вот так…

Издательством Массачусетского технологического института, MIT Press, опубликованы «Воспоминания физика-теоретика» Джо Полчински [1]. К чести издательства, эта неординарная книга в электронном виде выпущена на основе лицензии Creative Commons, то есть свободно доступна всем для легального скачивания и чтения. А за деньги, соответственно, предлагается тем, кто хотел бы иметь бумажный экземпляр в профессионально-типографском исполнении.

Основную часть книги составляют собственно мемуары Полчински, выложенные им в конце лета 2017 на сайте научных препринтов arXiv.org (о примечательных подробностях и параллелизмах, связанных с той публикацией, на русском языке можно прочесть здесь). Нынешнее типографское издание, однако, существенно расширено дополнительными материалами. Включая предисловие от друга и коллеги Энди Строминджера, подробные разделы с комментариями и библиографией от Ахмеда Альмхеири (в своё время аспиранта Полчински), а также трогательное послесловие от вдовы физика, Дороти Полчински.

Поскольку абсолютно все, кто лично общался с Джо, непременно подчёркивают его неизменную доброжелательность, честную открытость и очень позитивную человечность, здесь рассказ о событии будет выстроен соответствующим образом. Не на основе отзывов от учёных мужей, как это обычно принято, а на основе воспоминаний и наблюдений от женщин, куда более внимательных к такого рода вещам.

Иначе говоря, вся дальнейшая часть материала скомпилирована из фрагментов текстов от трёх разных авторов женского пола. Во-первых, конечно же, от Дороти Полчински, единственной жены Джо и любви всей его жизни.

Во-вторых, от физика-теоретика Сабины Хоссенфельдер, наиболее известной своей нашумевшей научно-популярной книгой «Заплутавшие в математике» [2] и сделавшей Джо Полчински одним из главных её героев (подробности об этой книге см. тут).

И в-третьих, от журналистки Аманды Гефтер, бравшей у Полчински обширное интервью в 2013 — в процессе подготовки своей науч-поп-книги «Вторгаясь на лужайку Эйнштейна» [3] (подробности см. тут). Где удалось запечатлеть выдающегося учёного в период его яркого научного творчества и прекрасного, как казалось, физического здоровья…

Но начать эту историю всё же следует с поясняющего текста от самого Джозефа Полчински.

Джозеф Полчинcки, 2017

[ Из финала к «Мемуарам физика-теоретика» ]

Ну, и такая вот хрень…

[Находясь в Германии] 30 ноября 2015 я сделал доклад «Общая теория относительности и Струны» на конференции, отмечавшей 100-летнюю годовщину ОТО. Мероприятие устраивали в Харнак-Хаус в Берлине, где Эйнштейн часто работал и выступал. Также было запланировано, что на следующей неделе я выступлю ещё и в Мюнхене – на существенно другой конференции. [Организованной для обсуждения книги и идей философа науки Рихарда Давида о «неэмпирической оценке научных теорий», то есть о том, что при нынешнем уровне развития математики сильные теории физиков уже не нуждаются в подтверждениях экспериментами и научными наблюдениями природы.]

Эта встреча должна была обсудить, являются ли на самом деле научными теориями такие теории, как струны и инфляция. Я очень хотел там поучаствовать, так как по моим ощущениям здесь есть важные моменты, которые давно назрели для их закрепления. Моя статья – «Струнная теория во спасение» – представила картину так, что струнная теория, хотя её часто критикуют, на самом деле является великим успехом науки.

К сожалению, я никогда так и не сделал этот второй доклад, потому что через три дня после моего выступления в Харнак-Хаус у меня случился приступ, из-за которого я оказался в больнице.

У меня нашли рак мозга. После многих месяцев хирургии, лечебных процедур и восстановления я, как видите, уже могу писать тексты. Но я все ещё так и не знаю, смогу ли я вновь заниматься физикой…

Читать далее

Всюду жизнь: метеориты и вечное движение

Чем пристальнее люди всматриваются в космос и в устройство природы, тем больше там обнаруживается признаков жизни.

Ровно четверть тысячелетия тому назад, в 1772 году парижская Королевская академия наук, в ту пору самый авторитетный центр европейской учёности, опубликовала знаменитый отчёт специального академического комитета, изучавшего вопрос о «камнях, падающих с неба». Итогом этого разбирательства стал однозначный вывод учёных мудрецов о том, что никаких метеоритов в природе не бывает, ибо «падение камней с неба физически невозможно»…

Несмотря на столь решительное отрицание научных иерархов, настырные исследователи продолжали собирать и сопоставлять достоверные свидетельства, доказывающие факты реальности метеоритов. Примерно через 20 лет, в 1794 вышла небольшая книга германского учёного-самоучки Эрнста Хладни, в которой он на основе анализа накопленных данных выдвинул научно обоснованную гипотезу о космическом происхождении необычно оплавленных камней, «железных масс и связанных с этим явлений природы».

От этой книги стало принято отсчитывать начало самостоятельной науки метеоритики, а ещё лет через 10 реальность падающих с неба камней стала доказанным научным фактом уже практически для всех учёных, включая и парижских академиков.

Искать – и находить – признаки органической жизни в прилетевших из космоса камнях начали, как минимум, с 1930-х годов. Более тщательные перепроверки таких находок, впрочем, каждый раз опровергали подобные результаты как ошибочные и вызванные загрязнением образцов земными биоматериалами.

Дебаты о новых убедительных (или же по-прежнему сомнительных) следах биологии в метеоритах с разной степенью интенсивности продолжаются среди учёных специалистов вплоть до сегодняшнего дня. Но идущий тем временем прогресс науки и техники постепенно вывел уровень аналитических результатов на такие высоты, где отрицать факты выявления важнейших базовых элементов ДНК, РНК и других биомолекул в составе метеоритов уже невозможно.

Как трактовать все подобные находки – это уже другой вопрос…

Читать далее

Раздвоение и уменьшение симметрии, или ОЧП рассказала

Очередной текст из цикла «Эдвард Виттен и Одна Чёрная Птица». С рассказом про «засекреченный принцип Паули» в основах единого устройства миров физики, математики и сознания во вселенной…

Соответствующий фон для рассказа – а также и наглядную схему для заглавной иллюстрации – предоставила недавняя научная статья [o1], особо тут подходящая по целому множеству причин.

Во-первых, потому что двумя из трёх соавторов этой работы являются выдающиеся физики-теоретики, Эдвард Виттен и Хуан Малдасена, у которых предыдущая – и она же первая – их совместная статья [o2] выходила ровно четверть века тому назад, в 1997 году.

Во-вторых, на сайте препринтов arXiv.org их новая совместная публикация появилась 17 сентября 2021 года. Иначе говоря, дата эта совершенно случайно, ясное дело, но почти день в день совпала с публикацией текста «Эдвард Виттен как Гаусс сегодня» – открывшего, собственно, здесь новый сериал «ОЧП рассказала» [i1].

А весь данный цикл не только совсем неслучайно выстроен именно вокруг теоретических результатов Виттена и Малдасены, но и несёт ясный посыл. Суть которого – как и у всего проекта kniganews – это обстоятельный разбор престранной ситуации в нашей науке: когда у выдающихся учёных современности есть уже всё для великого открытия, но оно упорно снова и снова ими НЕ делается…

В-третьих, нынешняя совместная работа от двух знаменитых светил вполне отчётливо – через мост Эйнштейна-Розена [i2] – сопрягается с их прошлыми выдающимися достижениями, известными как «модель Хоравы-Виттена» и «космология вечных чёрных дыр Малдасены». Но ничего из этих важных вещей – ни сами модели, ни мост взаимосвязей, тем более – в нынешней статье не упоминается вообще никак.

В-четвёртых, приводимая здесь картинка-схема из статьи Виттена и Малдасены предоставляет, среди прочего, ещё и наглядный ключ к раскрытию одной давней, но очень тщательно скрываемой тайны науки под условным названием «засекреченный принцип Паули» [i3]. Откуда несложно догадаться, что разбирательство со взаимосвязями между всеми этими тайнами и умолчаниями сулит нам новые удивительные открытия.

В-пятых… Впрочем, и перечисленных причин уже вполне достаточно, чтобы внимательнее отнестись к столь редкому для мира физики событию, как новая совместная публикация от Эдварда Виттена и Хуана Малдасены.

После чего, ознакомившись в общих чертах с сутью и проблемами полученных там результатов, удобно воспользоваться ими как новой площадкой для освещения темы давней, тёмной и интригующей. Темы о том, как официальная наука мейнстрима в очередной раз и другими путями снова вышла на великое и загадочное открытие Вольфганга Паули. А обнаружив это, опять пытается отскочить куда-нибудь подальше…

Если же доверять «источнику ОЧП» и описывать нынешнюю ситуацию более содержательно, то выходит здесь вот что.

С опорой на модели Виттена и Малдасены наука наша в действительности уже давно и с подробностями знает, что означали ключевые слова Паули о его открытии: «Раздвоение и уменьшение симметрии – уж теперь-то мы напали на след!». Но знание это так и остаётся, образно выражаясь, на уровне коллективного подсознания. Ибо на другом уровне – сознания активного – неоднократно переоткрытые факты такого рода с неизбежностью подрывают многие из устоявшихся догм и страшных табу науки как посюсторонней религии [i4]…

По этой причине сборкой явно хороших взаимодополняющих моделей в одно целое никто из учёных, похоже, не занимается. Но делать-то это всё равно придётся, так или иначе. Для начала, скажем, воспользовавшись информацией от странно сведущего – но при этом заведомо ненаучного и абсолютно нерелигиозного – источника под условным названием «одна чёрная птица рассказала».

Учитывая же материалы предыдущих эпизодов этого цикла [i1], особо интересным оказывается рассмотрение «модели сборки от ОЧП» в разных проекциях. То есть как для именно вот такой – единой и асимметрично раздвоенной – конструкции вселенной выглядят некоторые из её конкретных проекций в «три мира по Пенроузу»: в мир физической реальности, в мир чистой математики и в мир нашего сознания…

Читать далее