А времена, они меняются…

О том, как за всеми бедами и напастями этого мира научиться видеть перемены к лучшему.

Давным-давно, ещё в прошлом тысячелетии, когда у странного автора по прозвищу kiwi byrd начиналось тесное сотрудничество с журналом «Компьютерра», главным редактором там был по всему замечательный человек. Евгений Антониевич Козловский, писатель и драматург, режиссёр и артист, фотограф и аудиофил, жизнелюб и людовед.

И плюс ко всему этому – страстный энтузиаст бытовой цифровой техники и глава весьма необычного компьютерного журнала. Точнее говоря, весьма необычным он и стал-то именно благодаря Козловскому.

На посиделках в редакции «Компьютерры» Евгений напоминал, бывало, коллегам про хороший журнал «Химия и жизнь» из недавних советских времён. Про то, как изданию со столь невыразительным, если судить по названию, тематическим профилем успешно удавалось оставаться и реально интересным, и стабильно популярным.

Ибо неординарным, содержательным и всегда притягательным для читателей его делало то, что это был журнал «про Жизнь – и ещё немножко про химию». По той же самой схеме и «Компьютерра» времён Козловского делалась редакцией как яркий, занимательный и интеллектуально насыщенный еженедельник про нашу жизнь, прежде всего. И ещё немножко – про компьютеры…

Славный период журнала, к сожалению, длился недолго. Как только болезнь и прочие невесёлые обстоятельства сместили Козловского с капитанского мостика этого корабля, он сразу же начал дрейфовать в поток обычных компьютерно-информационных изданий. Где тихо-бесславно и утонул ещё через несколько лет – среди кучи ему подобных.

А вот журнал «Химия жизнь» и поныне продолжает оставаться вполне живым и интересным-содержательным. Правда, в публикациях его тут и там странными анахронизмами мелькают цитаты то из произведений В.И. Ленина, то из докладов Л.И. Брежнева. Но это у них то ли стёб такой фирменный, то ли ритуальный оберег, сохраняющий жизненные силы изданию советских времён…

Однако цитаты и ритуалы – это всё, впрочем, совершенно неважно.

Ибо здесь речь пойдёт вовсе не об общих достоинствах хорошего отечественного журнала или секретах его долголетия, а о вполне конкретном недавнем выпуске: «Химия и жизнь», декабрь 2022. Особо же интересен именно этот номер не столько сам по себе, сколько в прямом его сопоставлении с практически синхронно вышедшим номером куда более известного в мире американского журнала Scientific American за январь 2023.

Выявление и сопоставление отчётливых параллелизмов в одновременных публикациях от абсолютно независимых изданий разных стран – это такой специфический приём из арсенала профессионального аналитика. Или «метод ловли перемен», если угодно.

Улавливая и проявляя важные идеи, уже витающие в воздухе, но пока далёкие от всеобщего признания, можно делать более отчётливыми смутные очертания лучшего будущего. А значит, и делать реальность этого будущего более вероятной…

Читать далее

Хорганизм и кротовина

Главный герой этого сюжета – Джон Хорган, видный журналист и автор неординарных научно-популярных книг. Главная же тема рассказа – о том, как важно уметь отличать факты от их интерпретаций.

В бескрайнем мире англоязычной информации есть несколько очень хороших научно-популярных журналов. Одно из самых известных и особо респектабельных изданий такого рода носит название Scientific American.

Понятно, наверное, что для столь авторитетного журнала охотно пишут статьи практически все, кого редакция приглашает к сотрудничеству. Как сами учёные, получающие тут прекрасный шанс рассказать о своих достижениях широкой публике. Так и журналисты научно-популярного жанра, коль скоро сам факт публикаций в столь престижном издании существенно повышает профессиональный статус автора.

Здесь же у нас речь пойдёт о Джоне Хоргане, весьма особенном среди постоянных авторов SciAm. О таком талантливом журналисте, который многие годы не только регулярно печатался на страницах Scientific American, но и за свои возмутительные публикации умудрился уже дважды быть оттуда изгнанным. Первый раз ещё в конце 1990-х, последний – летом прошлого года…

Поскольку всякий раз прекращение сотрудничества происходило очень тихо, без скандалов и публичных заявлений от участников конфликта, читающая публика ничего как бы не замечает. Но коль скоро и поводы для расставаний были далеко не пустяковые, и статьи у Хоргана посвящены действительно весьма серьёзным проблемам науки, рассказывать и показывать эту историю здесь целесообразно именно так.

Как отражение реальных бед современной научной жизни. Как рассказ об отравлении подлинных достижений науки ядом бесстыжего пиара. И показ того, как важно быть внимательным и честным, даже если не понимаешь сути происходящего…

Читать далее

Письмо в прошлое из будущего сегодня

Пока готовится большой материал об устройстве сознания человека, атома и вселенной – то есть единого сознания в природе – будет к месту опубликовать небольшой текст об озадачивающих успехах Искусственного Интеллекта, созданного людьми.

Скотт Ааронсон, как выдающийся компьютерный учёный и интересно мыслящий человек, уже становился героем сюжетов родственного проекта kiwi arXiv. Ныне же, в связи с праздником Рождества и сложными чувствами учёного от работы в компании OpenAI, построившей самую мощную на планете систему ИИ, появилось необычное письмо Ааронсона, адресованное в прошлое.

Поскольку текст небольшой, имеет смысл привести здесь его перевод полностью.

Краткое письмо самому себе, 11-летнему

Дорогой Скотт,

Это написал себе ты. Из будущего через 30 лет, в канун Рождества 2022 года. Твой Рождественский Призрак будущего.

Чтобы побыстрее перейти к сути: в конечном итоге ты станешь профессором, который работает над квантовыми вычислениями. Квантовые вычисления – это…

Скажем так, ты ведь читал в популярных книжках о физике всякие странные вещи про то, как частица проходит все возможные пути сразу, чтобы попасть из точки А в точку Б, но только ты никогда на самом деле не видишь, как она это делает, потому что как только ты за ней следишь, то она проходит лишь одним путём?

Так вот, оказывается, что в этом есть нечто гигантски важное, даже несмотря на то, что популярные книжки полностью искажают тут объяснение. Это связано с комплексными числами. Квантовый компьютер – это такой новый тип компьютера, который люди пытаются построить, опираясь на подлинные основы этой истории.

Как бы там ни было, штука потрясающая, но ты в любом случае узнаешь про это уже через несколько лет. Я же пишу не о том.

Я пишу из такого будущего, которое… с чего бы начать?

Читать далее

Дирак неизвестный

Имя Поля Дирака по праву входит в плеяду самых выдающихся учёных XX века. Но при этом научное наследие этого физика-теоретика до сих пор освоено на удивление плохо. Можно показать, что это не случайность.

В среде научного сообщества давно утвердилась и широко распространена точка зрения, согласно которой все выдающиеся достижения и открытия гениального физика П.А.М. Дирака (1902-1984) были сделаны им в возрасте до 30 лет. Иначе говоря, остальные полвека своей жизни он пытался работать в стороне от научного мейнстрима, но сколь-нибудь значительных результатов или успехов, увы, это не принесло.

Так, повторимся, общепринято считать. А потому серьёзной и глубокой разработкой непопулярных идей Поля Дирака почти никто из учёных давно не занимается. Что само по себе очень печально, конечно, но вполне исправимо.

Ибо факты этой истории таковы, что именно по причине полного игнорирования важных идей от позднего Дирака наша фундаментальная теоретическая физика в послевоенный период пошла сильно не туда. И ныне, соответственно, выбраться из того глубокого кризиса, в котором она оказалась, наука могла бы по тем самым маршрутам, что были намечены давным-давно Полем Дираком.

По-хорошему про все эти важные дела следовало бы написать обстоятельную и весьма озадачивающую в своих подробностях книгу. Но пока книга такая никем и нигде не написана, можно собрать-скомпилировать подходящие фрагменты разных расcледований kniganews. И продемонстрировать с их помощью, сколь много в этой истории странного и загадочного…

Читать далее

Научная цензура в Интернет-Archive

Повсеместный контроль цензуры в интернете – это ныне вряд ли новость хоть для кого-нибудь. Многие, наверное, уже наслышаны и о цензурных запретах в науке. Но вот тот факт, что и обзор разнообразных механизмов в устройстве научной цензуры оказывается информацией, подлежащей блокированию и изъятию, это, пожалуй, новость…

Года четыре тому назад у близко родственного для проекта kniganews сайта-склада kiwi arXiv случилась презанятная история с пропажей кучи более ранних публикаций от персонажа Киви Бёрд. Точнее говоря, украдены оказались не материалы собственно сайта kiwibyrd.org, а буквально все их многократные копии из хранилищ известнейшего инфоресурса Internet Archive.

Подробный рассказ о том, как массовая пропажа была обнаружена и чем именно украденные материалы так сильно раздражали некие незримые могущественные инстанции (отчего и были тотально стёрты из памяти-архива интернета), всё это можно найти в материалах «Эффект Мастера и Маргариты» и «Что ещё украли за лето» . Здесь же давнишняя история вспоминается по той причине, что приобретённый тогда опыт помог ныне быстро выявить аналогичные хищения среди недавних публикаций kniganews.

Формулируя аккуратнее, за последние месяцы текущего 2022 года пока что выявлен – и отчасти вылечен – лишь один подобный случай. Но поскольку удалённая из хранилищ Internet Archive статья по своему содержанию весьма примечательна – ибо на конкретных примерах демонстрирует реальные масштабы и механизмы цензуры в мировой науке – имеет смысл и эту историю зафиксировать отдельным рассказом.

Читать далее

Осознанное умирание

Феномен Lucid Dreaming – или «осознанные сновидения» – психологи и медики изучают уже около полувека. Родственный же феномен Lucid Dying – или «осознанное умирание» – становится предметом исследований науки только сейчас.

В первых числах ноября отель Hyatt Regency в городе Чикаго, США, принимал у себя международный научно-медицинский симпозиум реаниматологов ReSS 2022 (Resuscitation Science Symposium). Наиболее же примечательным не только для специалистов, но и для широкой публики выступлением на этой конференции стал доклад [1,2], который его авторы озаглавили AWARE-II. Что можно перевести как «Осознанно, часть II».

Если совсем вкратце, то в докладе этом представлен отчёт об ощущениях и мыслях множества людей в такой критический период, когда ничего чувствовать или мыслить они вроде как были не должны. Потому что по всем медицинским признакам они находились без сознания и при смерти из-за остановки работы сердца.

Если же рассказывать поподробнее, то в полном виде данный доклад носит название «AWAreness during REsuscitation (AWARE) – II: a Multicenter Study of Consciousness and Awareness in Cardiac Arrest». Что можно перевести примерно так: “Осознанность во время реанимации – II: мультибольничное исследование сознания и осознанности при остановке сердца”.

Цифра II в названии означает, что первое исследование этой проблемы примерно под тем же названием уже медиками проводилось – около десяти лет тому назад [3]. Слово «мультибольничное» означает, что над нынешним большим и многолетним исследованием совместно работали врачи из примерно 25 медицинских центров США и Великобритании.

Что же касается всех прочих слов в названии отчёта, то суть их сводится к следующему. Около 20%, то есть каждый пятый из тех людей, кого оживила сердечно-лёгочная реанимация (СЛР) после остановки сердца, могут затем описать свои осознанные переживания, происходившие в то время, когда они, по всем внешним признакам, были без сознания и на грани смерти.

В материалы исследования включены свидетельства 567 мужчин и женщин, сердца которых перестали биться в то время, когда они находились на лечении в больницах – в период с мая 2017 по март 2020 года. Ради научной строгости в данный отчёт были включены свидетельства только от тех уже госпитализированных пациентов, которых оживляли стандартными методами искусственного дыхания и реанимации, применяемыми после остановки сердца.

В качестве дополнения к исследованию – дабы обеспечить более глубокое понимание тем, связанных с воспоминаниями людей о собственной смерти – были также изучены свидетельства ещё 126 пациентов, переживших остановку сердца и реанимацию за пределами больницы.

Пациенты, выжившие в этой ситуации с сохранением воспоминаний, в отчётливом согласии друг с другом сообщают об уникальных осознанных переживаниях. Где одними из самых сильных являются опыт отделения сознания от собственного тела и наблюдение за происходящим со стороны – без всякой боли или страданий.

Читать далее

“Глупые идиоты, это то, что делаем мы…“

Плодотворно работая в мире учёных свыше 70 лет, Роджер Пенроуз никогда не пытался вписаться в научный мейнстрим. И никогда не боялся иметь-обосновывать свою позицию, отличную от мнения большинства. Чем, собственно, и особо интересен.

В одном из ноябрьских выпусков журнала New Scientist опубликовано свежее интервью с Роджером Пенроузом. Поскольку интереснейшие идеи и выдающиеся научные достижения этого замечательного человека не раз становились темой обзоров kniganews и kiwiarxiv, вполне естественно опубликовать здесь и перевод фрагментов из нового интервью.

«Ты показал, что ОТО неверна!»

Вопрос: В 1965 году, чуть ли не в начале вашей карьеры, вы использовали ОТО, общую теорию относительности, чтобы сделать первое предсказание о существовании сингулярностей, как, скажем, в центрах чёрных дыр. Каково это было – увидеть первую фотографию чёрной дыры более полувека спустя?

Роджер Пенроуз: Если честно, то на меня это не произвело особого впечатления, потому что ныне я уже ожидал чего-то подобного. Но вот в те времена, когда эта теорема [о сингулярности] была впервые мною доказана, тогда да, ситуация была довольно любопытная.

Я был в ту пору в Принстоне, чтобы выступить с докладом, и помню, как пришёл Боб Дикке – известнейший космолог и по всему выдающийся человек. Он подошёл, хлопнул меня по спине и сказал: “Так это ты сделал, ты показал, что ОТО неверна!”

Причём в ту пору это было довольно распространённое мнение. Я подозреваю, что даже у Эйнштейна, наверное, была бы такая же реакция, потому что он был очень категорично настроен против существования сингулярностей. Я думаю, он бы подумал: “Нет-нет, c его теорией должно быть что-то не так”.

Читать далее

Двоеточие ПСА, Хопф и Восьмёрка Зельдовича

Продолжение цикла «Одна Чёрная Птица рассказала» – о раздвоении и уменьшении симметрии. То есть опять про универсальный и сразу засекреченный принцип Паули, но теперь о его проекции в область чистой математики. Вот только чистой от физики математики, как постепенно обнаруживает наука, в природе просто не бывает…

Часть первая. 1935-1937-1939…

Выдающийся математик Владимир Арнольд (1937-2010), знаменитый не только своими достижениями, но и радикальными взглядами на дела науки, считал необходимым постоянно напоминать о такой идее [i1]:

Вопреки мнению большинства современных математиков, я, вслед за Пуанкаре, считаю математику частью физики, т. е. экспериментальной наукой. Слово «математика» означает «точное знание», и соответствующие открытия были получены из наблюдений явлений природы. [o1]

Из этих слов несложно понять, что «большинство современных математиков» отнюдь не считает свою науку частью физики. Более того, в их среде и поныне общепринятой остаётся давняя традиция чётко делить эту территорию знаний на математику «чистую» (сосредоточенную на формальных аксиомах и абстрактных мирах аксиоматических построений) и математику «прикладную». Занимающуюся проблемами реального мира, включая, среди прочего, и задачи науки физики.

По иронии судьбы именно во Франции, где жил и работал великий учёный-универсал Анри Пуанкаре, не признававший такое разделение и всегда сопрягавший математику с решением физических проблем, через два десятка лет после его смерти, в 1935 родился принципиально иной подход к деланию математики. Получивший собственное имя «Николя Бурбаки» – как коллективный псевдоним группы молодых-талантливых учёных – этот подход полностью и решительно отверг взгляды Пуанкаре.

Полагая математику не только самой строгой, но и вполне самодостаточной наукой, бурбакисты (как их обычно именуют) предпочитают заниматься абсолютно стерильной аксиоматикой и формальными построениями, полностью очищенными от каких-либо взаимосвязей с прочими областями естествознания и их практическими задачами.

Случайно так получилось или нет, достоверно неизвестно, но вскоре после рождения школы Бурбаки в этот мир пришёл учёный-универсал Владимир Арнольд (1937 г.р.). По достижении зрелости и научной известности, Арнольд – сначала в СССР, а затем и во Франции – стал одним из самых страстных и непримиримых борцов с весьма влиятельной в послевоенной математике «сектой бурбакизма».

Коль скоро нас здесь интересуют не столько идеологические битвы математиков, сколько тесные взаимосвязи математической науки с наукой физикой, то очевидно пора – по некоторым весьма глубоким причинам – процитировать соответствующие соображения на данный счёт от П.А.М. Дирака. Как одного из главных «отцов» квантовой физики и автора одного из самых загадочных физико-математических открытий XX века – квантового релятивистского уравнения (также известного под именем его первооткрывателя).

Уже самая первая из «философских» лекций Поля Дирака, прочитанная им в 1939 году, носила характерное название «Отношение между математикой и физикой» – и содержала следующее интересное наблюдение [o2]:

Чистая математика и физика становятся связанными все теснее, хотя их методы и остаются различными. Можно сказать, что математик играет в игру, в которой он сам изобретает правила, в то время как физик играет в игру, правила которой предлагает Природа.

С течением времени, однако, становится все более очевидным, что правила, которые математик находит интересными, совпадают с теми, которые избрала Природа.

В поддержку этого интуитивного наблюдения, как известно, в истории науки имеется великое множество разнообразных примеров. Но самый среди них впечатляющий, наверное, – это неожиданное открытие математиков Атьи и Зингера, сделанное в середине 1960-х годов. И подтвердившее интуицию Дирака с поразительной убедительностью.

Работая, как казалось исследователям, над сугубо абстрактной Теоремой об индексе, Майкл Атья и Изадор Зингер углубились в такие неведомые прежде недра чистой математики, где им удалось обнаружить удивительный объект-оператор. Своего рода математический генератор, порождающий все прочие соотношения и результаты для объединения весьма разных областей математики, прежде считавшихся отдельными друг от друга.

Самое же удивительное, что этот оператор-генератор оказался хорошо известен теоретикам квантовой физики. Ибо четвертью столетия ранее, в 1928, именно эту, по сути, формулу Поль Дирак неведомо как изобрёл и сделал основой своего знаменитого уравнения. Квантового релятивистского уравнения, успешно связавшего воедино столь разные вещи, как волновая природа материи, феномен спина частиц и эффекты относительности (деформаций) пространства-времени для больших скоростей. [i2]

Понятно, наверное, что этот в высшей степени примечательный факт совпадения операторов указывает на очень глубокие взаимосвязи между устройством математики и устройством физики (иначе именуемой Природа). Но вот как именно выглядит структура взаимосвязей в этих единых глубинах, понимания у науки и поныне нет даже близко.

Имеются, конечно, разного рода предчувствия авторитетных светил. Но светила эти, как известно, чаще всего друг с другом не согласны, отчего и разнообразные предчувствия их в ясную картину не складываются никак.

Разбираться с этими мутными вещами, впрочем, тут совершенно не хочется. Ибо гораздо интереснее рассмотреть нечто иное. То, как единый фундамент физики и математики на самом деле был определённо нащупан наукой очень давно, ещё в 1930-е годы. Вот только ключевые элементы этого коллективного открытия, к сожалению, заметить и постичь в ту пору учёные сразу не сумели.

А затем всем стало сильно не до этого…

Читать далее

Математика Тота и физика Хемену

Застывшие догмы современной науки делают её всё больше похожей на посюстороннюю религию. Парадоксальным лекарством от этой напасти могут послужить своего рода «прививки» знаний от одной глубоко религиозной – и чрезвычайно древней – культуры человечества…

За четырнадцать лет до наступления нового миллениума, в 1986, задорная девичья поп-группа the Bangles выпустила свою самую знаменитую песню-мегахит под странным названием «Ходи как египтянин» (Walk Like an Egyptian). Никакого глубокого смысла в тексте там не присутствовало, зато по радио и на танцах ритмичная песня заходила отлично, да и видеоряд в клипе получился на редкость удачным. Короче, в коллективное сознание публики это произведение впечаталось прочно и надолго.

Четырнадцать лет спустя после вступления мира в новый миллениум, в 2014, для той части публики, которую интересуют тексты со смыслом, вышла примечательная книга [1] под характерным названием Count Like an Egyptian (Считай как египтянин. Практическое введение в древнюю математику). Совершенно ясно, откуда взялось такое название. Куда менее очевидно, наверное, кому и почему данное произведение может быть сегодня интересно.

Если про тему древнеегипетской математики вы решите узнать из статей в стандартных энциклопедиях и справочниках, то перед вами предстанет нечто архаичное и примитивное («египтяне не знали таблицу умножения»), громоздкое и неуклюжее, да ещё и в причудливом замесе с религией египтян. В общем, абсолютно не похожее на математику современную. То есть в таком виде этот раздел истории науки представляется очень узкой нишей, интересной разве что лишь для совсем немногочисленных специалистов.

Однако, один из таких специалистов, Дэвид Реймер, американский математик-доцент в университете Нью-Джерси и автор книги «Считай как египтянин», в первой же главе своей работы предлагает в корне иной взгляд на предмет:

Я преподаю математику египтян в своём колледже. Для того, чтобы научить моих студентов, как перемножать и делить целые числа по-египетски, мне требуется меньше пяти минут. Легко освоив этот метод, далее студенты делают такие вычисления быстрее меня и почти всегда без ошибок.

А теперь сравните данный процесс с теми двумя примерно годами, которые затрачивают наши дети в начальной школе, заучивая наизусть таблицу умножения и наши правила арифметики для перемножения и деления чисел столбиком.

У меня есть сильные подозрения, что где-то там в небесах бог Тот, научивший египтян письменности и счёту, взирает на нас сверху с ухмылкой: «Ну, и кто тут теперь примитивный?»…

Читать далее

От Ферми до Альвена и Зельдовича, или Анатомия научного обмана

Сегодня вряд ли кого удивляет бесстыжее враньё политиков. Но вот когда в такой же манере правдой о делах в науке физике манипулируют серьёзные учёные, это настораживает. И порождает естественное желание разобраться с подоплёкой…

В хорошо информированном научно-популярном издании Quanta Magazine одна из сравнительно недавних статей [1], посвящённых неразгаданным и поныне тайнам космоса, начиналась такими словами:

Всякий раз, когда астрономы изобретают новый способ для поиска магнитных полей во всё более отдалённых регионах космоса, то по необъяснимым причинам они непременно их находят.

Эти силовые поля – те же самые, по сути, что и у магнитов на холодильнике, – окружают и Землю, и Солнце, и все галактики. Двадцать лет назад астрономы начали обнаруживать магнетизм, пронизывающий целые скопления галактик, включая и гигантские межгалактические пространства между кластерами.

Невидимые силовые линии магнитных полей пронизывают космос повсюду…

Если воистину удивительный феномен космического магнетизма, на всех масштабах пронизывающего пространство вселенной, принять просто как факт природы, то самой поразительной вещью в приведённой цитате окажутся слова про «необъяснимые причины» данного феномена.

Ибо ситуация в современной науке физике действительно такова, что учёные просто не знают, а потому и не могут внятно объяснить устройство той универсальной природной конструкции, которая порождает и поддерживает всепроникающие структуры космического магнетизма.

Разнообразные модели на данный счёт, конечно же, у учёных имеются, причём довольно давно. Вот только объяснения там существенно отличаются, а убедительно доказать, какая из моделей наиболее близка к истине, пока что не удаётся никак.

Хуже того, в историю исследований всей этой проблемы систематически и искусственно вносится откровенная ложь. Что, естественно, ещё больше затрудняет поиски истины…

Особо же примечательно здесь то, что хотя преднамеренное искажение истории осуществляется конкурирующими школами и вроде бы с разных сторон, все они сходятся в одном. В том, что реальную историю надо рассказывать не так, как было на самом деле.

А поскольку советская/российская научная школа как прежде, так и поныне вносит в исследования проблемы «космического динамо» (как это принято по традиции называть) весьма заметный вклад, вполне естественно продемонстрировать анатомию обмана на примере русскоязычных публикаций. Дополняя их, где требуется, документами иностранных научных изданий.

В качестве отправной точки удобно выбрать год 2014, когда научная общественность отмечала 100-летие со дня рождения Якова Борисовича Зельдовича (1914–1987). Выдающегося физика-теоретика, наиболее знаменитого, к сожалению, как один из трёх (наряду с Ю.Б.Харитоном и А.Д.Сахаровым) отцов советской термоядерной бомбы. Однако и в последующие мирные времена прославившегося как талантливейший учёный-универсал с очень интересными идеями и внушительными достижениями в самых разных областях физико-математической науки. Включая и теорию космического динамо.

Читать далее