Перемены для точки обзора

Практически ни один из тысячи примерно текстов на сайтах kniganews и kiwiarxiv не написан от первого лица. Это не случайность, конечно, и в целом так будет и дальше. В нынешней публикации, однако, весь рассказ выстроен «в стиле Джорджа Харрисона» и его вальса-блюза I Me Mine – Я Мне Моё. Сделано это не без причины, ясное дело. И причина тут достаточно серьёзна.

В ноябре 2021 года исполнилось ровно десять лет с момента запуска в сети моего проекта «Книга новостей». Вместо попыток как-то отметить столь знаменательную дату, однако, на страницах kniganews (как и на тесно связанном с ними сайте kiwiarxiv) случилась предлинная пауза. Продолжительностью, считай, в два с лишним месяца – с конца сентября до начала декабря.

Объясняется столь долгий антракт тем, что за это время я умудрился трижды оказаться в различных больницах. Причины тому всякий раз были вроде бы разные, но все как одна чреватые самыми печальными последствия. Сначала опасное заболевание в крови, затем красная зона ковидной больницы, а для финала – неотложная онкологическая операция хирургов…

Практически всем людям свойственно иногда болеть, а порой и в тяжёлой форме. Но когда на тебя обрушивается одновременно целая охапка опасных заболеваний, сами собой приходят мысли, что это вряд ли случайность.

Конечно же, благодарить за исцеление тут надо в первую очередь умелых врачей и современную медицину. Однако в делах такого рода, как известно, удачный конец бывает далеко не всегда. А потому когда из кучи подобных передряг удаётся-таки выбраться почти целым и относительно здоровым, то всё с тобой произошедшее и его итог начинаешь воспринимать как своего рода «знамение свыше».

Интерпретация подобных знамений – это, спору нет, дело сугубо личное и глубоко субъективное.

О том, какая интерпретация видится тут мне, а самое главное, в каком виде произошедшее объективно отразится на новых текстах kniganews и kiwiarxiv, – об этом и будет нынешний рассказ…

#

Один из мудрейших учёных современности, физик-теоретик Эдвард Виттен в 1998 году опубликовал программную статью [1] о взаимных влияниях и будущих перспективах двух великих наук – математической и физической. Для наглядного пояснения одной из особо важных идей на данный счёт автором была привлечена метафорическая картинка с горным ландшафтом.

Речь там шла о фундаментальной важности известной теоретической конструкции физиков, носящей название «квантовая теория поля». И о том, что по мнению Виттена эта теория должна в итоге стать основой для всей математической науки. Суть же наглядной метафоры он пояснил так:

Квантовая теория поля — богатое поле деятельности не только для физических, но и для математических исследований. Однако развитие этой науки за последние семьдесят лет было в основном уделом физиков, так что, несмотря на важные успехи в конструктивной теории поля, квантовая теория поля во многом ещё далека от того, чтобы рассматриваться как строгая математическая теория. Поэтому мы ещё не ощутили всю глубину её влияния на математику. Тем не менее во многих активно развивающихся областях математики изучаются проблемы, имеющие наиболее естественную формулировку в терминах квантовой теории поля. […]

Эти проблемы изучаются в известной степени разрозненно, без понимания связи между ними, поскольку естественное место их обитания — квантовая теория поля, которая ещё не стала частью математической теории.

Приведём грубую аналогию. Представьте себе огромный горный хребет, большая часть которого покрыта туманом. Нынешняя математическая теория различает лишь высочайшие пики, возвышающиеся над облаками. Эти сияющие вершины изучаются по отдельности, поскольку кажутся изолированными друг от друга, если смотреть только поверх облаков. Всё ещё скрыта туманом нижняя часть хребта, с его основанием в виде квантовой теории поля и большей частью математических сокровищ. Поэтому можно высказать одно достаточно безопасное, хотя, возможно, и выглядящее несколько провокационным, предсказание о математике двадцать первого века: одной из её главных задач будет нахождение «взаимопонимания» с квантовой теорией поля.

Приведённая Виттеном иллюстрация очень хороша в качестве метафоры по той причине, что отчётливо указывает не только на фундаментальное единство физической и математической наук, но и на физику как основу всей картины. Но вот что касается «безопасного предсказания» светила, то здесь вышла промашка. Причём промашка серьёзная.

Ныне, когда мы вот уже третье десятилетие живём в XXI веке, вполне можно заметить, что развитие не только математической, но даже физической науки идёт по существенно иной траектории. Фактически все предсказания теоретиков, сделанные на основе квантовой теории поля для развития Стандартной Модели частиц, оказались опровергнуты экспериментами.

Иначе говоря, вместо ожидавшегося успешного развития лучшая из теорий физиков завела науку в глубокий кризис. Из этого не следует, конечно, будто квантовая теория поля является «неверной». Но сделать заключение об ограниченных возможностях этой теории отсюда можно вполне. Соответственно, куда более сомнительными выглядят и перспективы КТП стать «основой» всей математической науки.

Возвращаясь к метафорической картине Виттена, можно сказать, что ныне квантовая теория поля выглядит уже не столько как основа огромного горного массива, сколько как плотный туман, скрывающий реальные основы…

Но есть ли у науки другие кандидаты на роль универсального инструмента, обеспечивающего более полный и целостный подход к освоению единых основ физики и математики?

Вовсе не секрет, что такой чудо-инструмент у учёных действительно имеется, причём довольно давно. Для физики он был впервые открыт ещё в конце 1920-х, для математики – в середине 1960-х. Беда лишь в том, что ключевая роль релятивистского уравнения Дирака для постижения «основ всего» остаётся не осмысленной наукой вплоть до сегодняшнего дня…

(Подробности см. в текстах «Дирак как предчувствие» и «Большие перемены в фундаменте«.)

#

В истории обретения наукой уравнения Дирака самый занятный и интригующий момент заключается в том, что его первооткрыватели испытывали большие трудности с объяснениями того, как они, собственно, вышли на эту великую физико-математическую идею. И сам Поль Дирак, и Майкл Атья, переоткрывший ту же формулу в глубинных основах математики, с готовностью признавали, что такого рода вещи просто возникают вдруг в голове неведомо каким образом.

В одном из недавних интервью [2] Майкл Атья рассказывал о загадочной кухне подобных научных открытий такими словами:

Сумасшедшая часть математики – это то, когда идея появляется в вашей голове. Обычно это происходит во время сна. Потому что это то время, когда у вас меньше всего сдерживающих сознание факторов. Идея вдруг приплывает – а уж откуда, это ведомо лишь небесам. Просто раз – и вот она есть.

Ну а дальше, как только вы пытаетесь её как-то зафиксировать, оформить в жёсткие рамки или заставить её соответствовать реальности – она тут же гибнет, исчезает. И вот её уже нет… Теперь идею можно заменить некой структурой, ухватывающей определённые её аспекты, но это уже оказывается неуклюжая интерпретация…

Вы можете называть это видениями или интуицией. Но в основе своей это такое особенное состояние разума – без всяких слов, картинок, формул или утверждений. […] Это ощущение чего-то такого очень изначального.

И ещё раз повторюсь, как только вы пытаетесь это ухватить, оно всегда тут же умирает. Так что когда вы просыпаетесь по утрам, ощущается лишь какой-то смутный остаток, как бы призрак идеи. Вы пытаетесь вспомнить, что же это такое было, вы ухватываете что-то правильно – но только лишь половину. И может оказываться так, что как-то лучше сделать тут и вообще не получается…

Про удивительные научные сновидения-подсказки у другого знаменитого учёного, Вольфганга Паули, на страницах kniganews опубликован целый цикл статей. И там также одной из главных тем оказываются большие затруднения физика-теоретика во всём, что касается переложения ярких и очевидно глубоких идей из снов на строгий язык математических концепций и формул – как общепринятый язык современной науки.

И Паули, и Атья прекрасно понимали, что сумели переложить на язык уравнений далеко не всё, что видели в своих снах. По этой причине такие вещи, которые остались на уровне важных, но смутных идей, остались зафиксированы у них лишь в личных записях и письмах (как у Паули) или в неформальных выступлениях и интервью (как у Атьи).

Печальным итогом этих затруднений оказалось то, что целый ряд очень сильных – и верных – идей от Паули и Атьи оказался формально не опубликован. И потому они практически никак не разработаны научным сообществом. По этой же причине никто не видит глубоких взаимосвязей между уравнением Дирака и тем, что было главными предметами научных интересов Паули и Атьи в последние годы их жизни.

Случилось так, что со временем все эти важные взаимосвязи стали отчётливо видны постороннему для научных сфер человеку. Видны мне, иначе говоря. Как специалисту, всю жизнь профессионально занимающемуся аналитической работой. И при этом не только чрезвычайно далёкому от мира официальной науки, но и практикующему «антинаучные» мистические методы познания, отчасти похожие на медитацию и «сновидения наяву». А в части другой – на осмысленное общение с тонким потусторонним миром…

Формулируя то же самое по существу, обширный комплекс важной научной информации оказался в распоряжении человека, не имеющего никаких реальных каналов для передачи этих сведений учёным. Никаких других, точнее, кроме собственного блога.

Что тут удалось сделать через сайт kniganews, а что нет – судить не мне. Тексты моих расследований определённо и регулярно читают самые разные люди, включая и учёных. Это известно достоверно. Но с самых первых страниц и вплоть до последней по времени публикации все эти тексты мне так или иначе приходилось подвергать своего рода самоцензуре.

Речь тут не идёт о цензуре в прямом смысле слова, то есть о каких-то запретах на упоминание определённых тем. Но во всём, что касается подачи материала, причём материала часто необычного, приходилось особо следить за строгостью логики и надёжностью фактов в основе дедуктивных умопостроений.

Во-первых, это было необходимо для убедительности аргументов. Во-вторых, такого рода дедукцию почти невозможно опровергнуть достоверными фактами (можно лишь игнорировать). Ну а в-третьих, это наиболее простой путь показать думающим читателям, что странные тексты от никому неведомого автора существенно отличаются от частых в сети графоманских упражнений и безответственного бреда.

Ныне – спустя десять лет – ситуацию с самоцензурой пора изменить. Причин для этого имеется сразу несколько, но рассказать о сути перемен удобнее всего через такую «почти мистическую» историю.

#

Примерно лет десять тому назад, а точнее в 2012, довелось мне добраться в путешествиях до альпийского городка Шамони, лучше всего известного горнолыжникам, альпинистам и скалолазам. Поскольку я определённо не отношусь ни к одной из этих категорий энтузиастов, то на самую верхнюю точку гор из доступных там для обычных людей, мы забрались по-простому, в вагончиках канатной дороги.

И вот там-то, среди скал и снегов потрясающей высокогорной красоты, случилась у меня занятная встреча.

Едва мы вышли на самую верхнюю обзорную площадку, с неба вдруг слетела небольшая чёрная птица — и уселась на снег склона прямо напротив моих глаз. Птица просто сидела на расстоянии вытянутой руки, не верещала и не суетилась, очень спокойно и внимательно глядя на меня смышлёными глазками и иногда наклоняя голову. Я в ответ точно так же смотрел внимательно на птицу. Продолжалось это безмолвное общение несколько минут, и со стороны могло, наверное, показаться что мы о чём-то тихо с ней беседуем.

Спустя несколько лет, в августе 2019, когда именно в этих местах при спортивном восхождении на один из пиков трагически погиб Стивен Габсер, талантливый физик-теоретик и заметный герой расследований kniganews, я не мог не вспомнить этот давний странный эпизод с птицей. Теперь же, когда при подготовке материала об Эдварде Виттене мне попалась в его статье картинка-метафора с горным ландшафтом сияющих вершин и туманных долин в основании, образ чёрной птицы вдруг стал символом-архетипом.

Такого рода птица – именуемая альпийской галкой – свободно летает как на любых горных высотах, так и над долинами, скрытыми для людей туманами и непогодой. Для галки здесь нет неведомых мест, она всё видела и всё тут знает. Так что если научиться с ней беседовать, птица расскажет всё – как оно есть её глазами.

Суть медитаций в основе аналитических расследований kniganews – это те же по сути обзоры неведомой местности с высоты птичьего полёта. Только здесь приходится всё время разыскивать достоверные научные факты и авторитетные публикации для обоснования увиденного. Удаётся их отыскивать, однако, далеко не всегда. Ибо какие-то важные факты об устройстве природы в науке нашей до сих не озвучены вообще никак.

Именно такие факты отныне будут публиковаться на сайте kniganews (плюс kiwiarxiv) – публиковаться в том виде, как их удалось ухватить. Даже если для них в науке пока нет вообще никаких авторитетных свидетельств. Публиковаться просто по той причине, что «одна знакомая птица рассказала». А я, в свою очередь, могу показать, почему это скорее всего именно так и есть в природе на самом деле.

Конечно же, такого рода рассказы никак не могут претендовать на строгость и убедительность доказательств. Но жизнь человека коротка, а здоровье не предсказуемо (как выяснилось). И коль скоро знакомая птица уже успела рассказать и показать множество воистину удивительных вещей, было бы неправильно оставить эти вещи известными лишь мне.

Так что далее – не в каждом новом тексте, но регулярно – будут обнаруживаться рассказы от смышлёной чёрной птицы. Которая видела в горах почти всё…

# # #

Дополнительное чтение:

Эдвард Виттен как Гаусс сегодня
Дирак как предчувствие
Большие перемены в фундаменте

Математические сны Майкла Атьи
Сны Вольфганга П.

Мифический Симург, язык птиц и логика науки
Вершины погибших альпинистов

# #

Цитируемые источники:

[1] Edward Witten, «Magic, Mystery, and Matrix» . Notices Of The AMS, Volume 45, Number 9 (October 1998), pp 1124-1129. Имеется русский перевод: Эдвард Виттен, «Магия, мистика и матрица». В сборнике «Математика: границы и перспективы». — М.: ФАЗИС, 2005

[2] Michael Atiyah’s Imaginative State of Mind. By Siobhan Roberts. Quanta Magazine. March 3, 2016

#